Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Мы не так сильно ощутили удар, чтобы просить помощи: петербургский бизнес в кризис

12656
dp.ru
1 ноября 2020, 18:50

"Деловой Петербург" продолжает цикл интервью "Петербургский бизнес побеждает кризис" с бизнесменами города о том, как они преодолевают кризисный период в экономике. На вопросы отвечает Константин Баженов, совладелец мастерской по реставрации изделий из кожи. Проект "Петербургский бизнес побеждает кризис" реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Чем занималась ваша компания до периода самоизоляции?

— С 2019 года мы оказываем услуги по ремонту и реставрации кожаных изделий в Петербурге. Целевая аудитория — женщины 25–34 лет, это 90% наших покупателей.

Мы реставрируем обувь, куртки, сумки, ремни, ремешки для часов, чехлы для телефонов, занимаемся химчисткой обуви и колеровкой цвета.

У нас довольно широкий спектр услуг, работаем с замшей и нубуком, кедами и кроссовками.

Константин Баженов

Как пандемия отразилась на бизнесе?

— Мы не работали первые две недели, но потом осознали, что это хорошее время для роста и открыли доставку. Самостоятельно забирали у клиентов их изделия, восстанавливали их и возвращали обратно. Опыт в бизнесе у нас не большой: мне 24 года, это наша первая компания и наш первый кризис в экономике. Было трудно, но мы смогли перестроиться и даже увеличили как количество заказов, так и свою команду. С мая мы каждый месяц росли на 20%, хотя лето для нашей отрасли не сезон.

Это был отложенный спрос?

— Сначала мы тоже так думали, однако устойчивый рост продолжился и осенью, когда сезон как раз начался. Самоизоляция заставила людей заняться домашними делами и пересмотреть свой гардероб, не у всех до этого доходили руки раньше. В результате многие решили привести в порядок свою обувь, сумки и так далее и стали обращаться к нам.

Если до коронавируса клиент приносил нам на химчистку и реставрацию 2–3 изделия, в период пандемии нам сдавали уже 5–6 изделий. Интересно, что клиенты, которые перешли к нам во время самоизоляции от других мастерских, остались с нами до сих пор.

Вы полностью перешли в онлайн?

— Как только это стало возможно, мы снова открыли наш реставрационный центр, где можно сдать и получить изделия. Параллельно работала доставка, она пользуется спросом и сейчас. Так что сейчас мы комбинируем оба формата. Если ситуация с коронавирусом снова обострится, мы уже знаем что делать, чтобы развиваться — снова сосредоточимся на онлайн направлении. Сейчас мы обслуживаем около 300 изделий ежемесячно, через 1,5 месяца мы хотим увеличить этот показатель до 400 изделий, а к концу следующей осени выйти на 700 изделий в месяц. До того, как самоизоляция началась, мы работали только с 150 изделиями в месяц.

Константин Баженов

Самоизоляция сильно повлияла на ваш рынок?

— Сложно сказать, как пандемия повлияла на нашу сферу, точно ясно, что несладко пришлось тем мастерским, кто работал в торговых центрах. Как самоизоляция повлияла на тех, кто работал в ларьках, сказать не могу. Не следил за этим сегментом. Мне кажется, что коронавирус не перекроил рынок кардинально, но слегка перестроил его и точно помог некоторым небольшим компаниям усилить свою роль и выстроить новые взаимоотношения с клиентами.

Чему вас научил этот непростой период?

— Пандемия показала как важно выходить из операционки, смотреть на бизнес с другого угла и тестировать гипотезы, которые не тестируют конкуренты, чтобы как минимум сохранить количество заказов на том же уровне.

Обращались ли вы за поддержкой от государства?

— Мы не обращались за поддержкой, и, честно говоря, среди моих знакомых предпринимателей, насколько я помню, никто не получил такой помощи. На самом деле мы не так сильно ощутили на себе последствия пандемии, чтобы просить у государства финансовой помощи, мы подумали, что дополнительные выплаты нужнее другим отраслям, например, ресторанной отрасли.