Фото: EPA/ Vostock-photo
Фото: EPA/ Vostock-photo

"Побороть лондонский Сити": ЕС после Brexit наращивает финансовый сектор

9810
Михаил Киселёв
21 ноября 2020, 07:03

Во времена, когда Великобритания ещё состояла в семье Евросоюза, многие страны сообщества пытались потеснить лондонский Сити и создать собственные мощные центры финсектора. Тогда ничего не получилось, но помочь избавиться от британской монополии может Brexit.

Против Лондона нет приёма

Не прошло и несколько часов после объявления результатов референдума о выходе Великобритании из ЕС в 2016 году, как Джейсон Уэйт с коллегами по платформе электронной торговли MarketAxess собрались в своём лондонском бюро и решали вопрос открытия своего филиала в континентальной Европе.

То, что на такой шаг придётся пойти, было ясно сразу, рассказывает предприниматель, поскольку компания не могла допустить сбои в предоставлении услуг своим клиентам из 27 стран ЕС только потому, что Британия решила выйти из блока. В итоге эта компания, на платформе которой участники рынка торгуют облигациями, открыла свой европейский офис в 2018 году в живописном квартале Амстердама с видами на каналы столицы Нидерландов.

Однако, по словам предпринимателя, с приближением окончательного разрыва Великобритании с ЕС 31 декабря этого года, притягательность Лондона для финансового сектора остаётся неоспоримой, пишет Financial Times. Именно это отрезвляет горячие головы в Брюсселе создать хоть что-то, что по своей мощи напоминает лондонский Сити.

"Пытаться повторить хотя бы масштаб и комплексность того, что происходит в Лондоне, было бы громадной задачей, — поясняет Д.Уэйт. — Это вопрос масштаба и гравитационного притяжения. Здесь сосредоточены такие сокровища компетенции и объёмы деятельности, что их так просто не перенесёшь. Как бы ты не хотел".

С таким положением в столицах стран ЕС смиряются с трудом и всё чаще спорят, насколько можно полагаться на лондонский Сити, как на главный финансовый центр, если Британия вышла из ЕС. Европейская комиссия пытается реализовать новый план поощрения рынков капитала ЕС. Этот проект представлен, как часть общих усилий ЕС достигнуть "стратегической автономии" на фоне схватки США, Китая и пандемии COVID-19.

По словам высокопоставленных анонимных собеседников Financial Times, отсутствие консенсуса с Великобританией по большинству вопросов только укрепляет мнение, что Евросоюз должен самостоятельно встать на ноги и создать собственный мощный финансовый сектор.

"Мы не можем позволить себе оставаться единственным крупным экономическим блоком в мире, у которого нет хорошо развитого финансового сектора", — цитирует издание одного из представителей Еврокомиссии.

"События последних дней и недель не убедили людей, что с Великобританией можно строить отношения в финансовом секторе на основе доверия. Никто не говорит, что с ними нельзя иметь дел. Лондон останется мировым финансовым центром. Вопрос — на каких условиях", — добавил чиновник.

Разбросанные финцентры

Евросоюз на протяжении десятилетий пытался укреплять собственные финансовые центры, но какого-то ощутимого прогресса в этом вопросе достигнуть так и не удалось. Превратить небольшие точки на финансовой карте Европы в единый котёл не так просто. Для этого необходима не только чёткая стратегия ЕС, но и более эффективные механизмы взаимоотношений между государствами.

Вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис, который как раз отвечает за контроль над финансовыми рынками, уверен, что ЕС по силам создать всё то, что сегодня работает в Лондоне.

"Такая наша цель — иметь крепкие рынки капитала, которые помогут финансировать европейскую экономику и европейские предприятия. Проект союза рыночных капиталов был подготовлен ещё до Brexit, но, конечно, то, что самый большой финансовый центр ушёл из ЕС и вот-вот покинет общий рынок, не может остаться без последствий", — говорит он.

Статистика беспощадна к ЕС: несмотря на выход Великобритании из Евросоюза, финансовый центр в Лондоне не пошатнулся и там по-прежнему происходит порядка трети всех мировых операций рынков капитала. В Евросоюзе всё фрагментировано, а финансовым центрам не хватает торговых объёмов и связанных с ними юридических и консультационных услуг. Во Франкфурте и в Париже мощные банковские сектора, Дублин и Люксембург — это центры для инвестфондов, а Амстердам — дом для крупнейших мировых маркет-мэйкеров.

Главный переговорщик от ЕС по Brexit Мишель Барнье уверен, что так оставаться не должно, а Евросоюз окажет себе медвежью услугу, если смирится с ролью сироты: позволит лондонскому Сити продолжать пользоваться преимуществами единого рынка ЕС, хотя сама Великобритания возвела забор, а эти границы станут причиной дополнительных расходов для европейских компаний.

"Нам необходимо смотреть на наши долгосрочные интересы. Следует взвесить, будет ли в интересах ЕС сохранение такой сильной позиции Соединённого королевства", — рассуждал М.Барнье.

Доступ к рынкам

Нежелание ЕС сохранять зависимость от Лондона ярче всего выражено в деликатном вопросе взаимодействия с британскими клиринговыми палатами. Это системно важные учреждения, которые предотвращают распространение последствий дефолта по всей финансовой системе.

Лондон доминирует в этом секторе, обрабатывая основную долю рынка ЕС в размере 735 трлн евро. Клиринговая палата LCH, которая принадлежит Лондонской фондовой бирже, обрабатывает около 90% всех сделок.

В еврозоне мало альтернативных торговых площадок, способных справиться с таким объёмом активности. Как Европейский центральный банк, так и Банк Англии ранее предупредили об угрозе финансовой стабильности, если доступ ЕС к финансовым учреждениям Лондона будет внезапно потерян. Но такая стратегическая зависимость только раззадорила Брюссель наращивать собственные возможности.

Например, Европейская комиссия уже приняла предложение разрешить европейским банкам продолжать использовать клиринговые палаты Великобритании до 2022 года, но в то же время усилить на них давление с целью перевода таких операций в ЕС.

Весь последний год ЕС потратил на изменение собственного законодательства. Брюссель заявил, что клиринговые палаты имеют такое системное значение, что они могут обслуживать европейских клиентов только в случае их переезда в ЕС. Многие посчитали эту меру направленной персонально против LCH.

Были намёки на более строгую политику и в других областях. В августе Европейское управление по ценным бумагам и рынкам (ESMA) — агентство ЕС, которое базируется в Париже — призвало блок установить более чёткие ограничения на условия, при которых инвестиционные фонды могут базироваться в ЕС, но управляться из других мест.

Франция занимает жёсткую позицию по ограничению доступа Великобритании, чтобы укрепить сам Париж, в то время как Люксембург призывает сохранить как минимум "пешеходную дорожку" между Сити и финансовыми центрами ЕС.

Официальные лица ЕС подчёркивают, что в любом случае связи с Лондоном в таком переплетённом финансовом мире разорвать не получится, но свою часть пирога ЕС отвоевать собирается. И настроен вполне решительно.