Снижение потоков: коронакризис вызвал лихорадку на рынке грузоперевозок

418
Светлана Афонина
5 декабря 2020, 18:44

По оценке Центра разви­тия НИУ ВШЭ, в 2020-м от­расль грузоперевозок одной из первых стала испытывать слож­ности, обусловленные пандемией, из-за вовлечённости российского транспортного комплекса в между­народные грузопотоки. Введение ка­рантинных мероприятий в России в конце марта стало дополнитель­ным негативным фактором.

Проблемный комплекс

"Коронавирус начал сказывать­ся на мировом рынке грузоперево­зок практически в то же время, ког­да эпидемия охватила Китай", — полагает ведущий аналитик цен­тра Александр Бутов. Он отмеча­ет, что, по данным Национального бюро статистики КНР, объём ки­тайского рынка грузоперевозок уже в I квартале года сократился на 18,4% по сравнению с январём–мартом 2019 года — до 7,8 млрд тонн. А гру­зооборот на всех видах транспор­та упал на 13,6%, до 3,85 трлн тонно-километров. "Очевидно, что это объ­ёмно и структурно сказалось на гру­зопотоках стран, вовлечённых в товарообмен с КНР", — говорит Бутов.

Еврокомиссия 17 марта запретила проезд внутри Шенгена, и автопе­ревозчики сразу отметили, что сро­ки прохождения границ увеличи­лись, говорилось в исследовании агентства MegaResearch. "В резуль­тате очереди на границах значитель­но выросли, а время доставки грузов увеличилось на 2–3 дня", — указано в исследовании. Часть допрасходов грузоперевозчикам пришлось брать на себя, поскольку они не всегда могли пропорционально повысить та­рифы в условиях падения спроса и роста конкуренции.

Как раз на это время пришёлся запуск в России мер, призванных не допустить распространения ко­ронавируса внутри страны. "Из общего тренда выпадали морской и внутренний водный транспорт. Однако их доля в суммарном объ­ёме погрузки невелика. И водный транспорт имеет некоторую инер­ционность, связанную с более дли­тельным временем доставки гру­за", — говорит Александр Бутов. Он отмечает, что грузопоток в сторону портов со стороны автомобильно­го и ж/д транспорта сократился уже по итогам января–февраля. А мор­ской транспорт начал демонстрировать признаки снижения лишь в марте.

Наиболее пострадавшим в ж/д пе­ревозках стало импортное направ­ление, говорит профессор кафедры экономики СЗИУ РАНХиГС Елена Жиряева. По её оценке, замедление сезонного роста внутренних ж/д пе­ревозок наметилось в марте, а паде­ние было в апреле. Впоследствии от­расль начала восстанавливаться, до­стигнув показателей 2019 года в ав густе и сентябре. При этом объём внутренних ж/д перевозок в сентя­бре даже превысил значения преды­дущих 3 лет. Рынок экспортных пе­ревозок восстановится до конца года, полагает Жиряева. Эксперт отмеча­ет, что падение экспортных отгрузок через порты Балтийского бассейна продолжается с 2017 года и не явля­ется результатом локдауна.

Ажиотажный спрос

Серьёзное влияние на сферу грузопе­ревозок оказали решения регионов, говорит директор департамента до­ставки компании "ПЭК" Сергей Ру­банов. "Если в Петербурге и Ленобла­сти пропускной режим не вводился, то Краснодарский край запретил движение транспортных средств без наличия спецпропуска", — напо­минает он. К тому же в период пан­демии изменился и сам грузопоток: приоритетными грузами для транс­портных компаний стали медика­менты, товары первой необходимо­сти и продукты питания.

Ещё одной важной тенденцией го­да, по мнению Рубанова, стал уход с рынка Северо–Западного округа не­больших ТЛК, не выдержавших конкуренции с крупными игроками. По его оценке, речь идёт о 6% участ­ников рынка — они не смогли адап­тироваться к новым условиям.

Пандемия и изменение логистиче­ских потоков в международных пе­ревозках привели к существенному снижению объёмов: в апреле по некоторым направлениям объём гру­зоперевозок снижался в 2 раза и блее, но восстановился к маю, отме­чает Сергей Рубанов. Вместе с тем в марте–апреле наблюдался рост на 35% в секторе автомобильных гру­зоперевозок в СЗФО (относительно декабря 2019-го). "Этот рост был свя­зан с ажиотажным спросом на това­ры первой необходимости и продук­ты питания, а также с растущими потребностями в поставках со сторо­ны торговой розницы и распредели­тельных центров", — поясняет он.

Вследствие пандемии и последо­вавшего за ней локдауна отрасли пришлось решать много задач, со­гласен директор DHL Express в Пе­тербурге и Северо–Западном регио­не России Вячеслав Палеха. В связи с отменой значительного числа авиа­рейсов по России большая часть вну­тренних грузов шла по земле. Изме­нились маршруты доставки внутри города. В b2b–сегменте увеличилась доля доставок на частные адреса — компании перевели сотрудников на работу из дома. "Во многих от­ношениях кризис продемонстриро­вал важность логистики для эконо­мики", — говорит он.

Пандемия и режим самоизоля­ции оказали существенное влияние на покупательское поведение. "По на­шим оценкам, новые тренды сохра­нятся и в будущем, и большинство продолжит совершать покупки в интернете. Мы делаем большую став­ку на развитие электронной торгов­ли и уверены, что высокими темпа­ми будет расти и b2c-экспорт из Рос­сии", — предполагает эксперт.

Результат наших усилий — стопроцентная готовность сотрудников к действиям в аварийных ситуациях и их способность не допустить ущерба окружающей среде.
Дмитрий Кинэ
Дмитрий Кинэ
"Газпромнефть Шиппинг", генеральный директор
Мы построили самообучаемую автоматизированную систему, где люди не общаются друг с другом. Система контролирует все процессы, люди работают лишь с отклонениями.
Илья Дмитриев
Илья Дмитриев
"Монополия", генеральный директор

Материал подготовлен в рамках проекта ТОП-100 — 2020 .