Больше всего крови главный архитектор, конечно, попортил строителям.
Фото: Сергей Ермохин
Больше всего крови главный архитектор, конечно, попортил строителям.
Фото: Сергей Ермохин

Между упрёками: главный архитектор стал одним из самых заметных чиновников

418
Антон Мухин
21 декабря 2020, 17:04

Яркость предполагает неоднозначность. Выслушивающий критику с обеих сторон глава КГА Владимир Григорьев — один из самых заметных чиновников Смольного.

Владимир Григорьев — человек совершенно полярной славы и как архитектор, и как чиновник. Спроектированный его мастерской дом из красного кирпича на Неве на углу с Пискарёвским проспектом неизменно приводят как один из лучших примеров современной петербургской архитектуры. Но ею же построен и торговый комплекс "Галерея" в неуместном современно–азиатском вкусе.

Однако в первую очередь мы знаем его как главного архитектора. Который борется с "визуальным шумом", запрещая или уменьшая размеры вывесок на домах, чем доводит ретейлеров и обитателей торговых центров до белого каления. И охраняет девственную чистоту брандмауэров, противясь любым проектам легализации граффити, после чего горожане возмущаются "бездушными чиновниками", посылающими дворников замалёвывать любую весёлую картинку на стене.

Всё это, однако, не мешает огромным рекламным конструкциям десятилетиями сиять на крыше Дома военморов прямо напротив Летнего сада, "Лидер–тауэру" на площади Конституции целиком являть собой рекламоноситель, а брандмауэрам Петроградской стороны, находящимся под омофором спикера ЗакСа, быть разукрашенными ангелами, самолётами, гусарами и прочими военно–патриотическими персонажами.

Конечно, мы понимаем: тут сложная система распределения полномочий, одно ведомство отвечает за установку новых вывесок, другое определяет судьбу уже повешенных, а снимает их вообще третье, и всё такое. Но в целом это заметно снижает пафос борьбы за чистоту городских панорам.

Больше всего крови главный архитектор, конечно, попортил строителям. Именно в правление Владимира Григорьева в ПЗЗ появилась предельная норма по высоте 40 м, что соответствует 12 этажам. Ужесточаются требования по озеленению, парковочным местам, подготовке проектов планировки территорий, позволяющих рассчитать необходимую социальную инфраструктуру.

Упорная борьба развернулась с апартаментами, которые придумали проверять на процент номеров с кухнями и на этом основании относить либо не относить к "псевдожилью", строящемуся без необходимой социальной инфраструктуры. Сейчас тем же путём, видимо, идут федеральные власти.

Конечно, на то и правила, чтобы в них были исключения, в том числе официальные. И если с одной стороны в адрес КГА звучат обвинения в ущемлении девелоперов, то с другой — в недостаточной последовательности в деле такого ущемления.

Но нельзя и отнимать того, что правила всё же вводятся. И Владимир Григорьев из всех главных архитекторов наиболее последовательный и решительный проводник политики упорядочивания стихийной застройки, волна которой накрыла Петербург. Выдерживающий к тому же в этом качестве довольно мощное давление строительного лобби.

Благодаря этому он и самый яркий на фоне тех, кто занимал этот пост до него. Если в случае с другими главными архитекторами нужно постараться, чтобы вспомнить, чем они отметились, то про дела Владимира Григорьева можно рассказывать долго и обстоятельно. Возможно, что и в целом его влияние на облик города больше, чем у коллег по другим комитетам и вице–губернаторов.