Возвращение биткоина: история криптовалют повторяется

413
Георгий Вермишев
5 января 2021, 11:41

Первый раз как хайп и трагедия, а второй раз?

Криптовалютные инвесторы — из тех немногих жителей Земли, которые провожают уходящий год самыми добрыми словами. Для начала они очень хорошо заработали: цена биткоина установила новый рекорд и, что самое важное, смогла на уровнях выше $15 тыс. закрепиться. Эффект­но разыграв в публичном поле идею о защитных функциях крипты с её ограниченной эмиссией, независимой от взбесившихся принтеров центробанков, они получили долгожданную поддержку институциональных инвесторов. Это обеспечило тренду куда большую устойчивость, чем ажиотажный хайп 2017 года, который проходил главным образом на эмоциях розничных покупателей ("хомяков").

С другой стороны, удивительным образом удалось примирить с мыслью о биткоине крупнейшие государства. Да, частные стейблкоины корпораций, такие как Libra от Facebook, в целом получили статус non grata в большой финансовой политике. Но с по-настоящему децентрализованными криптовалютами, такими как биткоин и эфир, кажется, правительства смирились. Настоящим же триумфом стало известие о том, что финансовый гигант PayPal дал возможность своим пользователям покупать криптовалюты. В том числе и гражданам США.

Десятки тысяч годовых

Для биткоина это был год трезвого роста, без ажиотажного спроса и сумасшедшего числа запросов в Google.trends. Но совсем уж без хайпа, конечно, не обошлось. Настоящей рулеткой, сделавшей многих инвесторов седыми и сказочно богатыми, стала технология распределённых финансов DeFi. По сути, это финансовые инструменты в виде сервисов и приложений, созданных на блокчейне. Задача — сделать возможным предоставление банковских услуг (депозиты, кредиты под залог криптовалют) уже без участия банков, а внутри криптосистемы.

Рынок существовал и раньше, но ещё в начале года там вертелись смешные деньги — каких-нибудь полмиллиарда долларов. Зато, по данным на начало декабря, внутри DeFi было "заблокировано" (то есть использовалось) уже почти $15 млрд, и эта сумма продолжала расти. Самым популярным проектом в сфере считается MakerDAO — протокол децентрализованного кредитования (20% рынка). Другой крупный проект, Synthetix (5% рынка), преуспел, предложив возможность создания "синтетических активов" — токенов, привязанных к биржевым инструментам, например к золоту. По сути, это открыло возможность участникам криптосообщества создать свои аналоги ETF. Третье направление — децентрализованные торговые площадки для обмена криптовалютами, к которым относится, например, Uniswap (9% рынка).

Пока ажиотаж не ослабевает, токены создаваемых проектов летят ракетой в небо, напоминая старожилам о буме ICO в 2017 году. Удачная покупка на рынке DeFi вполне могла принести инвестору тысячи и даже десятки тысяч процентов прибыли. Самым ярким примером остаётся токен платформы yEarn Finance — YFI. Он был выпущен в июле, но всего за 2 месяца показал рост более чем на 130 000%, с $32 до $44 тыс. Даже сейчас, после коррекции, цена всё ещё составляет около $28 тыс.

Но, конечно, какой криптохайп без мошенничества? Свыш­е $100 млн за 2020 год украли. И до сих пор у экспертов нет чёткого понимания, насколько обоснованны сверхдоходности. Пока этот колосс прочно стоит на нога­х, поддерживаемый интересом к биткоину. Но если вдруг ситуация развернётся и децентрализованные вкладчики побегут из проектов? Такой стресс-тест ещё только предстоит пройти. Как показывает опыт, 95% новых проектов легко могут прекратить своё существование в течение года, но пока это история скорее для 2021-го.

Плати налоги

Для российских держателей биткоинов ключевым событием стала легализация рынка. Правда, проходит она в своеобразной форме. Внесённый в Госдуму законопроект составлен таким образом, что с криптовалютами в стране можно будет делать только две вещи: хранить их (государство обещает правовую защиту крипте как имуществу) и платить с них налоги (если стоимость крипты в рублях превышает 600 тыс. рублей). Ещё, если ворочать суммами от 45 млн рублей и не уведомить государство, то можно будет загреметь в тюрьму. При этом оборот, контроль за происхождением средств и уж тем более какие-то более сложные DeFi-деривативы — прописать всё это в законе чиновникам оказалось неинтересно.

Но это именно криптовалюты. Совсем другой статус и совсем другие возможности в стране будут у цифровых активов. Одноимённы­й законопроект принят летом и вступает в силу уже с 1 января. Если предельно упрощать, то цифровые активы — это цифровые права, выпущенные конкретными юридическими лицами (в отличие от децентрализованных криптовалют). И вот как раз по ним правила игры сформулированы достаточно прозрачно и чётко, чтобы заинтересовать бизнес.

Сейчас на лидерство на этом рынке претендуют два игрока. Первый — это "Норникель", уже освоивший технологию блокчейн в "песочнице" российского ЦБ. Совместно с IBM создаётся цифровая платформа Atomyze. В планах — размещение токенов, обеспеченных металлами группы. На будущий год через цифровые трансакции компания хочет обеспечить 20% продаж.

В декабре вызов Владимиру Потанину бросил Герман Греф. В рамках презентации для инвесторов Сбербанк заявил о создании площадки для торговли токенами, а также о намерении выпустить собственный стейблкоин. Примечательно, что это уже не первый "подход к снаряду", в 2018 году Сбербанк интересовался криптовалютами, но бросил эту затею, когда убедился, что не найдёт поддержки у Центробанка.

Конец наличных?

Показательно, что Сбербанк тут же включился и в дискуссии о конфигурации будущего "цифрового рубля", предложив действовать решительно и конвертировать все безналичные рубли в цифровые. В ЦБ банкиров одёрнули, назвав предложение "футурологией", но это не отменяет того факта, что в 2021 году в России будут пробно обкатывать эту технологию. По сути, спор возник только о масштабах эксперимента.

И это — тоже важнейший итог 2020 года. Если раньше проект создания CBDC (цифровые валюты центральных банков) осторожно обсуждали только экономисты-теоретики, то в этом году власти крупнейших экономик решились перейти от слов к делу. Вместе с Россией в следующем году свои цифровые валюты будут испытывать Япония и Южная Корея. Уже видно, как торопится Европа, и даже в США признали целесо­образность "цифрового доллара" — хотя там процесс идёт медленнее всего. "Очeнь вaжнo, чтoбы мы вcё cдeлaли пpaвильнo, a нe пытaлиcь быть пepвыми", — говорят американцы.

Очевидно, что главы мировых центробанков сильно впечатлены очередным показательным экспериментом Китая, состоявшимся этим летом, — для мира финансов это почти как испытание ядерног­о оружия. Оставаться гегемоном мировой торговли без CBDC может оказаться сложно даже Америке, ведь в перспективе это даёт возможность отказа от устаревшей системы SWIFT.

Но одно дело большие суммы — или "оптовая цифровая валюта" — и совсем другое, когда речь заходит о полном переходе от наличных денег к цифровым ("розничные CBDC").

В такой системе все серые доходы станут видны как на ладони, и даже банковские депозиты могут оказаться не нужны: кошельки с запрограммированной доходностью вполне способен открывать сам ЦБ. Кто-то говорит: "это революция", кто-кто жалуется на "очередной хайп". Однако здесь важно помнить об опыте биткоина. Первая криптовалюта пережила уже не одно падение, но всё равно упрямо возвращается на финансовую арену. Что-то вновь и вновь вытягивает биткоин наверх, и, возможно, это что-то и есть наше будущее.

Материал подготовлен для проекта Итоги — 2020