Фото: vostock-photo
Фото: vostock-photo

Атмосферные сюрпризы: готова ли Россия к снижению выбросов парниковых газов

136
Дарья Ковалёнок
27 декабря 2020, 10:49

Снизить концентрацию парниковых газов, не запустив "безуглеродную перестройку" экономики, невозможно. Готова ли Россия к этому?

Дискуссии об изменении климата начались лет пятьдесят назад, а с 1990–х с каждым годом только обострялись. Тёплая зима и поздняя весна — далеко не все сюрпризы, которые происходят из–за дисбаланса в атмосфере. Возможно ли предотвратить последствия парникового эффекта и какую роль в изменении климата играет энергетика?

Кто виноват и что делать

Академик РАН, доктор технических наук Александр Клименко в рамках "Рождественских лекций" в МИСиС рассказал о связи изменений климата и растущего спроса на энергию. Человечество по мере развития постоянно наращивало потребление энергоресурсов для обеспечения жизнедеятельности. Дошло до того, что для удовлетворения первичных потребностей в пище и жилье человек построил огромные промышленные предприятия, которые стали обеспечивать его энергией.

"Казалось бы, всё здорово и волноваться не о чем. Но есть одна серьёзная проблема — использование и сжигание органического топлива на этих предприятиях приводит к глобальному потеплению. Это одна из причин изменения климата, связанная с антропогенным фактором. Помимо азота и кислорода в атмосфере появляются диоксид углерода и метан, которые поглощают солнечное излучение. Атмосфера Земли разогревается. Это и есть парниковый эффект", — пояснил Александр Клименко.

Всемирная метеорологическая организация в предварительном докладе о состоянии глобального климата отметила, что средняя температура с января по октябрь 2020 года была на 1,2°C выше базового уровня 1850–1900 годов. А 2020 год, вероятнее всего, станет одним из трёх самых тёплых лет в истории наблюдений во всём мире. Даже несмотря на связанный с распространением COVID–19 режим изоляции, концентрация парниковых газов в атмосфере продолжала расти, обрекая планету на дальнейшее потепление.

Если повышение температуры неизбежно, до каких пределов можно допустить её рост? Как отмечает Александр Клименко, считается, что по абсолютному значению температура не должна повыситься более чем на 2°C. Это своего рода международный консенсус. При этом температура должна расти не более чем на 0,1°C за десятилетие, иначе катастрофических последствий не избежать. Самое страшное из них — повышение уровня Мирового океана. За столетие он уже поднялся на 35 см. Половина пути к этому абсолютному значению пройдена. Теперь необходимо предпринимать какие–то шаги, чтобы замедлить этот рост.

"Человек не должен зазнаваться — он всего лишь часть этой природы", — напомнил академик.

Уголь атмосфере враг

Основными источниками энергии являются нефть, газ и уголь. В последнее время ощутимый вклад стали привносить возобновляемые источники, использующие энергию ветра, воды, солнца. Не участвуют в формировании парникового эффекта и АЭС.

Главным врагом атмосферы остаётся уголь. Однако нельзя в один день запретить его использование. Есть страны, где доля угля в энергобалансе крайне высока, терять свою энергонезависимость они не хотят. Но какие–то шаги придётся предпринимать и им.

Ответом большинства государств на климатические угрозы является переход на траекторию развития с низким уровнем выбросов парниковых газов. А это сопряжено не только с ростом инвестиций в разработку и внедрение низкоуглеродных и безуглеродных технологий, но и с возникновением новых торговых ограничений в виде углеродных налогов и пошлин, привязанных к углеродному следу производимой продукции.

Многие зарубежные компании уже ведут углеродную отчётность. В перспективе такие требования к отчётности могут появиться и в России и распространятся на всех крупных эмитентов парниковых газов.

Доцент кафедры управления и планирования социально–экономических процессов Вячеслав Жигалов считает: если компании хотят быть интегрированными в международные процессы и действовать на международных рынках, необходимо соответствовать стандартам. "Углеродная отчётность (и прозрачность) о степени воздействия на климат — уже не игра на опережение, а противодействие реальным угрозам бизнесу, — говорит он. — Удастся ли снизить риски, в том числе углеродного налога, зависит от успешности внедрения компаниями нефинансовой отчётности и понимания значения требований международных стандартов".

В правительстве РФ обсуждается национальная Стратегия низкоуглеродного развития — 2050. В документе рассмотрено несколько сценариев такого развития: базовый, интенсивный, инерционный и без мер господдержки. Планы выглядят амбициозно: по мере реализации базового сценария углеродоёмкость ВВП РФ по сравнению с уровнем 2017 года снизится на 9% к 2030–му и на 48% к 2050–му. Также этот сценарий предполагает увеличение темпов роста энергоэффективности за счёт принятия мер по внедрению энергосберегающих технологий. Вместе с тем существенно сокращаются сплошные рубки и расширяется охрана лесов.

Согласно стратегии, середина и вторая половина XXI века будут характеризоваться постепенным сокращением использования в энергетике органического топлива. Пик потребления угля должен быть пройден до 2035 года, нефти — до 2045–го.

Вячеслав Жигалов отмечает, что в структуре экономики России доля добычи полезных ископаемых и отраслей с высоким выбросом парниковых газов остаётся высокой. Учитывая неоднородность экономического развития и энергоёмкости регионов, решать проблемы повышения энергоэффективности и снижения воздействия на климат на каждой территории придётся по–разному, полагает Вячеслав Жигалов.

"Придётся заняться изучением и распространением лучших практик, реализовывать пилотные проекты в регионах с наиболее готовой системой управления", — говорит он. Нужно будет вводить системы учёта выбросов парниковых газов, механизмы внедрения и стимулирования инноваций и лучших практик, совершенствовать стандарты, отчётность и прозрачность и т. д. Необходимо разработать механизмы стимулирования к повышению энергоэффективности и снижению воздействия на климат. Вячеслав Жигалов предполагает, что при осуществлении "безуглеродной перестройки" появятся как новые риски, так и новые шансы для бизнеса. "Какие–то компании будут уходить с рынка и снижать эффективность, но появятся новые проекты и новые виды бизнеса, многое зависит от реакции государства на изменения", — резюмирует эксперт.