Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Турбинный долг: "Силовые машины" спорят из–за оборудования на десятки млн долларов

695
Дмитрий Маракулин, Андрей Жуков
13 января 2021, 11:47

Арбитражный суд Москвы назначил к рассмотрению иск петербургского производителя к ПАО "Интер РАО ЕЭС" и АО "Интер РАО–Электрогенерация". Энергомашиностроительный холдинг обращает взыскание на оборудование (34 позиции), среди которого главными можно назвать газовую и паровую турбины. Их стоимость, по оценкам экспертов, достигает нескольких десятков миллионов долларов. В "Силовых машинах" отказались от комментария, "Интер РАО ЕЭС" и "Интер РАО–Электрогенерация" не ответили на запрос "ДП".

Однако, как полагает Мария Васильева, старший юрист юридического бюро "Григорьев и партнёры", в рамках договора 2008 года "Силовые машины" поставляли турбины и турбогенераторы для строительства второго энергоблока Калининградской ТЭЦ–2. Данная ТЭЦ находится в ведении "Интер РАО–Электрогенерация". "Очевидно, спор возник из–за долга перед поставщиком за оборудование. При этом “Силовые машины” не стали взыскивать его в судебном порядке, а решили сразу обратить взыскание на заложенное имущество. Право залога могло возникнуть у предприятия в силу закона — в связи с предоставлением покупателю отсрочки при оплате оборудования", — отмечает Мария Васильева.

Адвокат Артур Зурабян, руководитель практики разрешения споров и международного арбитража юридической компании Art de lex, добавляет, что этот спор следует из инвестиционных правоотношений. В 2007 году "Интер РАО ЕЭС" и "Силовые машины" заключили 5–летнее соглашение о стратегическом партнёрстве и сотрудничестве. По его условиям обе компании совместно участвовали в проектах строительства электростанций в России, Индии, странах бывшего СССР, Юго–Восточной Азии и Латинской Америки. Как ранее сообщало агентство "Финам", петербургское предприятие в этом проекте отвечало в том числе за поставку энергетического оборудования, в свою очередь "Интер РАО ЕЭС" занималось инвестпроектами с последующим владением, управлением и эксплуатацией генерирующих объектов.

Реформа до спора

Договор, заключённый "Силовыми машинами", по времени совпал с реформой РАО ЕЭС, во время которой появился такой механизм, как договоры о предоставлении мощности (ДПМ). Внедрение этих договоров было призвано привлечь средства в отрасль. Инвесторы брали на себя обязательство в определённые сроки построить новые энергоблоки, возврат инвестиций гарантировался в течение 10 лет с доходностью, привязанной к доходности ОФЗ (примерно 14%). Оплачивали всё это потребители, которые платили за электричество больше, чем оно реально обходилось энергетикам. Программа ДПМ позволила загрузить и энергомашиностроительные предприятия. К 2020 году инвесторы ввели весь согласованный объём мощностей. Объём инвестиций за 2008–2017 годы составил около 4 трлн рублей.

Эта реформа, как отмечает Артур Зурабян, вызвала существенный объём споров, связанных с тарифным регулированием и компенсированием потерь, возникающих при передаче электроэнергии: "Судебная практика выработала принципы регулирования подобного рода конфликтов, и в настоящее время в сфере электроэнергетики уже не наблюдается таких крупных и ожесточённых споров, как 8–10 лет назад".

Как отмечает Мария Васильева, способ защиты своих прав, избранный "Силовыми машинами", не слишком широко используется в энергетической сфере. Причина в том, что после обращения взыскания на заложенное имущество его ещё нужно продать на торгах. "Турбины относятся к уникальному оборудованию, специально разрабатываемому по сложным ТЗ и ТУ под нужды конкретной станции. Возникает вопрос: кому оно нужно помимо “Интер РАО–Электрогенерация”? Можно, конечно, предположить, что данная схема была избрана поставщиком, так как он сам как залогодержатель планирует принять участие в торгах, выиграть их, приобрести права на оборудование, каким–то образом доработать его и продать на другую станцию", — предполагает Мария Васильева.

Банкротство неустойке не помеха

Добавим, что недавно "Силовые машины" выиграли в Арбитражном суде Кемеровской области спор с ПАО "Южно–Кузбасская ГРЭС" (ГРЭС) о взыскании 41,8 млн рублей (в том числе пени). "Силовые машины", как указано в материалах дела, поставили ГРЭС ротор цилиндра высокого давления турбины ВК–50–2 в сборе и муфту полугибкую для валов турбины и генератора, стоимость которых составила 57,9 млн рублей.

С учётом частичной оплаты задолженность электростанции составила 44,8 млн рублей, стороны разработали график её погашения с декабря 2019–го по февраль 2020 года. Однако выдержан он не был. При этом в суде ГРЭС не оспаривала сумму основного долга, ответчик не согласился с начисленной неустойкой. По оценке ГРЭС, мораторий на банкротства, введённый правительством РФ, не позволял "Силовым машинам" начислять неустойку — электростанция относится к системообразующим предприятиям топливно–энергетического сектора. Впрочем, истец с такой позицией не согласился: ГРЭС, по данным сайта ФНС, не включена в список предприятий, в отношении которых действует мораторий на банкротства.

Суд пришёл к выводу, что он действовал только в период апреля–октября этого года, следовательно, данный временной отрезок должен быть исключён из расчёта неустойки. По мнению суда, она с учётом корректировки составляет 834,7 тыс. рублей.

В итоге арбитраж взыскал с ГРЭС 39,5 млн рублей долга, 834,7 тыс. рублей неустойки и 193 тыс. рублей госпошлины.