Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Какой такой вирус? Мировой финансовый рынок в 2021 году

5668
Алексей Михайлов
29 января 2021, 06:26

Результаты 2020 года не могут не поражать. Несмотря на пандемию, локдауны, падение ВВП и доходов, рынки в целом выросли — и выросли сильно. Если попытаться разобраться в механизмах этого роста, то можно сказать: не вопреки, а именно благодаря вирусу рынки чувствовали себя нервно и волатильно, но в итоге — отлично. И даже рождественское ралли оказалось на своём месте.

И перспективы на 2021 год тоже отличные, хотя не без повышенных рисков. Почему?

2020: ловите падающий нож

Эта трейдерская поговорка (только вначале идёт "Не") оказалась посрамлена. Профит в 2020–м получали именно те, кто "ловил нож" — покупал упавшие акции и фьючерсы на нефть и товары. Ситуация ушедшего года была явно нестандартной. 12 марта (дата объявления ВОЗ пандемии) изменило всё. Но это был не обычный экономический кризис, вызванный внутренними проблемами. Это был внешний для экономики шок. И было очевидно, что, как только он пройдёт, всё сразу наладится.

Надо сказать, что всё наладилось задолго до того, как всё прошло.

Весенний экономический спад 2020 года был рукотворным — он следовал из локдаунов (приостановки деятельности), введённых правительствами стран. И так как правительства сами его организовали, то они и приняли серьёзные меры помощи экономике — стимулирующая денежная политика (снижение процентных ставок теми, кто ещё мог их снизить, программы выкупа активов с рынка на балансы центробанков) и щедрые бюджетные вливания.

Впрочем, — и это важно для рынков — за бюджетными вливаниями также стояли центробанки, которые финансировали дефициты бюджетов, выкупая гособлигации и неограниченно давая рынку кэш. Речь шла о колоссальных суммах — триллионы долларов, десятки процентов ВВП.

Деньги, как водится, прежде всего попадали именно на финансовые рынки, обеспечивая им настоящее ралли. И в намного меньшей части и с запаздыванием поступали в реальную экономику, всего лишь поддерживая выпавшие из–за локдаунов доходы населения и бизнеса. Поэтому никаких скачков инфляции в развитых странах не было. Откуда им взяться, если доходы населения не выросли, а доходы бизнеса — упали?

Это разрыв всех экономических канонов. Эмиссия денег ведёт не к инфляции, а к настоящему экономическому буму. (Заметим в скобках, что бум на финансовых рынках — это рост цен на активы, в некотором смысле это та же инфляция, всего лишь вопрос терминологии). Колоссальные дефициты бюджетов и рост госдолга больше не ведут к увеличению доходности гособлигаций, а, наоборот, снижают её. А госдолг позволяет бюджетам на нём зарабатывать. Невероятное разрушение традиционных концепций.

На самом деле ничего нового в этом не было. Так работает экономическая система после кризиса 2007–2009 годов. Именно оттуда родом нулевые и даже отрицательные процентные ставки, массированные программы количественного смягчения, раздутые бюджетные дефициты, огромные долги. Всё, что противно мысли традиционного экономиста. Но десяток лет такой политики пока не показал особых её проблем. Пора писать новый "Экономикс" (учебник по экономике). Экономическая политика стала очень странной.

Впрочем, нет. Одно изменение в 2020 году произошло. Правительства окончательно отбросили все сомнения и стали проводить эту политику решительнее и масштабнее, чем когда бы то ни было.

И вот итоги года

Акции — растут. Индекс широкого рынка в США S&P 500: +15%. Не так уж много по сравнению с 2019 годом (тогда было почти 30%). Но стоит иметь в виду весенний коронавирусный провал в 34% (февраль–март). И для тех, кто сумел "поймать падающий нож" и купить на минимумах, — рост на сумасшедшие 65% менее чем за 9 месяцев.

За средней цифрой 15% скрывается медленный рост, а то и спад компаний традиционной экономики (автомобильные, коммунальные и т. п.) и безумный взлёт технологических. Рост "Теслы" более чем в 8 раз за 2020–й. Twitter, Amazon, Apple — рост 70%+. Microsoft, Facebook, Alphabet (Google) — 30%+.

Кто осмелится назвать такой год неудачным?

Облигации. Судьба гособлигаций была парадоксальна — несмотря на резкое увеличение их эмиссии, доходности не выросли (как следовало бы по логике вещей), а упали. Потому что за ними пришли центробанки и с запасом скупили их на свои балансы. Более того, 10–летние гособлигации остались с отрицательной доходностью (то есть выпустившие их бюджеты зарабатывают на их обслуживании, а не тратятся) — у Германии, Швейцарии, Словении, Нидерландов, Австрии, Бельгии, Франции. У Японии гособлигации идут с нулевой доходностью. У США — с положительной, но она упала вдвое по сравнению с началом года.

Облигации — это долги. Недавно IIF (Международный институт финансов) подсчитал, что мировой долг к концу 2020 года составил $277 трлн, или 365% мирового ВВП. И вырастет за год на $20 трлн. Кажется, цифры колоссальные (они включают все долги — правительств, компаний, банков, населения). Но надо ли бить тревогу? Стоит вспомнить, что любой долг — это чей–то актив. Значит, есть те, у кого много лишних денег, и они готовы дать их взаймы. А те, кто их берёт, — рассчитывают на доходы. Очевидно, что это ускоряет экономический рост. Так в чём проблема?

Товары. В целом товарные рынки заметно выросли в 2020 году. Особенно металлы и продовольствие. Особняком стоит нефть, которая весной провалилась в 3 раза из–за ценовой войны (Россия не смогла договориться с Саудовской Аравией по сделке ОПЕК+). Но и тут всё уже в порядке. Цены восстановились, сейчас нефть выше $50 за баррель — это средний уровень 2016–2017 годов. Нормальный для отрасли, для инвестиций, приемлемый для бюджетов нефтедобывающих стран (в том числе России).

Валюты. В целом мировая валютная система пережила пандемический кризис и весь 2020–й без особых потрясений. Укрепились валюты стран, которые традиционно считаются "убежищами": Швейцарии, Швеции, Дании. Соответственно, немного ослаб доллар.

Отличились только две валюты — турецкая лира упала к падающему доллару на 28%, и российский рубль — на 18%. Обе страны с жёсткими режимами и с испорченными отношениями с мировым сообществом. Именно поэтому рубль не восстановился вслед за нефтью, а задержался на уровнях около 75 за доллар.

Ну и стоит отметить долгожданное ралли криптовалют. Биткоин показал рост в 3 раза, "Эфириум" — в 5. После двух с половиной лет "сидения в засаде" инвесторы в них наконец дождались своего часа. Сейчас крипта — на исторических максимумах. Очевидно, началась новая волна интереса к блокчейн–технологиям. Россия — в стороне от неё, приняв весьма депрессивный криптозакон.

2021: покупайте на слухах, продавайте на новостях

Новый год останется таким же противоречивым, как и вторая половина 2020–го.

С одной стороны, вторая волна пандемии. Вполне вероятна и третья волна. И, возможно, она будет даже сильнее второй. Более того, появились панические сообщения о новом штамме вируса, и неизвестно, подействует ли на него вакцина (и с какой эффективностью, как долго). Вторая волна вируса оказалась намного сильнее первой. Но правительства уже не рискнули вводить локдауны — и она не так уж сильно отразилась на экономической активности. По всей вероятности, не будут они вводить локдауны и при третьей волне. Почему? Как написал Трамп в своём твиттере, решение проблемы не должно быть хуже самой проблемы.

С другой стороны, массовая вакцинация населения в развитых странах уже началась. Но в лучшем случае она сможет противостоять пандемии к лету 2021 года — когда будет вакцинировано до 70% их населения. Так что третью волну пандемии прививки могут и не удержать. Только к концу 2021–го жизнь в развитых странах будет входить в нормальную колею.

Так что риски остаются: третья волна, новые мутации вируса, сама эффективность вакцин.

И рынки будут всё время колебаться между крайностями — всё плохо или всё хорошо. Жить будет нервно, но весело.

Очевидно, что при серьёзных ухудшениях ситуации (если такое произойдёт) правительства развитых стран предпримут новые денежные вливания и бюджетные программы поддержки. Так что на рынок будет постоянное "давление снизу", всё время подталкивающее их наверх. Поэтому и общий тренд будет восходящий.

Но не такой сильный, как в 2020–м. Мировая экономика будет восстанавливаться (если не станет всё совсем плохо и не пойдёт новая волна локдаунов). Программы поддержки и денежная накачка экономик будут уменьшаться. Это будет постепенно, к концу года, сокращать "давление снизу" на рынки. Но само денежное давление останется ещё на многие годы. Если не навсегда.

Если пандемия, хотя бы с середины 2021 года, будет ослабевать — то для мировых финансовых рынков это будет, как говорят трейдеры, прилив, который поднимает все лодки. Расти будут и рисковые, и защитные активы. Хотя возможны и срывы. Но, как и в 2020–м, можно будет зарабатывать сумасшедшие деньги именно на "ловле падающего ножа".

В России, по хорошему сценарию, экономика будет вяло восстанавливаться, мировые цены на нефть окажутся достаточными (спасибо новой сделке ОПЕК+). Это обеспечит приток валюты в страну и тренд к укреплению рубля (если его, конечно, не сорвут политические причины, как это было осенью 2020–го).

Люди со своими доходами будут последними в очереди из бенефициаров экономического восстановления страны. Власти намного более озабочены инвестициями (куда зарыть деньги), чем доходами.

Поддержка граждан не в моде в России, считается популизмом (а особо циничные скажут: это вычет из доходов коррупционеров), впрочем, осенние выборы в Думу в 2021–м вполне могут привести к некоторым шумно рекламируемым, но дешёвым акциям поддержки простых россиян. Хотя бы за это спасибо будущим выборам.

Удачи вам в 2021 году!