Всё идёт по плану? По Европе бродит призрак технокоммунизма

342
Георгий Вермишев
29 января 2021, 06:32

Скрестить цифровые технологии и идеи социализма впервые попытались полвека назад в Чили. Суперкомпьютер "Киберсин" должен был помочь Сальвадору Альенде разобраться с экономической политикой, наладив анализ потоков информации от предприятий для воплощения госплана. Но осознать себя как революционный класс искусственный интеллект так и не успел. Государственный переворот привёл к власти Пиночета, а проект закрыли. Похожий замысел (ОГАС) на самом высоком уровне обсуждался и в СССР, но в масштабную госпрограмму так и не воплотился.

Но идеи не умирают, а лишь дремлют, чтобы проснуться обновлёнными. XXI век переизобрёл подзабытый дискурс: каждому снова предполагается раздать по потребностям (базовый доход), частную собственность — отменить (в пользу шеринга), и всё это по гибкому экономическому плану, собранному силами предиктивной аналитики с учётом передовых левых идей (какая же серьёзная стратегия сегодня обойдётся без пропаганды эгалитаризма?).

Чем больше мир вкатывается в цифровую эпоху, тем любопытнее смотрятся идеологические параллели. Вот только такое ли общество нам завещали Фридрих Энгельс и Карл Маркс?

Где принудить, где подтолкнуть

Начать хотя бы с ответа на нынешний коронакризис. Современный экономический курс на Западе иногда называют "реваншем кейнсианства": даже в самых либеральных странах государство забирает всё больше полномочий. Характерно, что Кейнс многие из своих идей почерпнул именно из опыта социалистов (он трижды бывал в СССР).

Но даже если двинуться по шкале ещё "левее", мы всё ещё не окажемся в полноценной плановой экономике. Промежуточной остановкой будет "дирижизм" — модель, характерная для середины 1940–х годов во Франции и предполагающая активное вмешательство в управление экономикой со стороны государства, а также индикативное планирование, когда власть сообщает рыночным экономическим субъектам, каких результатов стремится достичь.

Технологический арсенал современных "дирижистов" куда более могуч, чем полвека назад. Предиктивная аналитика уже позволяет не планировать, а предвосхищать настроения и потребности потребителей. Макроэкономисты доросли до таких высот, что по одним только запросам в Google (поиск банкротств, покупок) могут прикидывать актуальный рост ВВП в экономике.

Появляются и всё новые инструменты управления потреблением: например, "наджинг" — подталкивание человека к нужному решению без лишения свободы выбора. Свою службу вполне могут сослужить и будущие цифровые валюты. Ведь в токен всегда можно записать специальные условия, на которых его можно выгоднее всего тратить: например, возможность полноценного обмена только на продукты местного производства. Такой гибкий подход открывает гораздо больше опций, чем печальный символ позднего СССР — продовольственные карточки.

Назло финансовой олигархии

Причём спор о госплане — отнюдь не маргинальный дискурс. В МГУ целая научная школа занимается стратегическим планированием под знамёнами экономической кибернетики. Именно "под знамёнами", как и завещал дедушка Ленин. "Сегодня кибернетический подход к планированию экономики заблокирован во всём мире. И это легко объясняется, поскольку в мире рулит глобальная система финансового управления. Благодаря экономическому хаосу, обслуживаемому монетарными и институциональными инструментами с наукообразием эконометрического моделирования, цикличности экономической политики “либерализм — меркантилизм — война — либерализм…”, а теперь уже и искусственному интеллекту, устанавливающему тотальный контроль за людьми, все произведённые доходы и активы перераспределяются в пользу международной финансовой олигархии", — пишет Елена Ведута, заведующая кафедрой стратегического планирования и экономической политики МГУ.

Правда, у противников аргументы звучат не менее актуально: полный "чёрных лебедей" мир меняется так быстро, что впору, наоборот, говорить о смерти стратегического планирования, считает доцент ИОН РАНХиГС Николай Кульбака. "Неслучайно в экономике наиболее успешных стран больше половины ВВП приходится на малый и средний бизнес, который более гибко реагирует на происходящие вокруг изменения", — пишет он.

Эксперты по цифровой экономике видят некий срединный путь — между стратегическим планом и индивидуальным выбором. "Следующим этапом цифровой трансформации экономики станет выстраивание коммуникации между вещами и соединение их в масштабируемые сети. Тогда они смогут давать человеку рекомендации, исходя из общей установки — программируя и поддерживая общее оптимальное состояние, например, городского трафика. Я думаю, что на горизонте 10 лет у нас будет очень много решений, которые будут учитывать всю специфику и огромное количество факторов, даже самых неочевидных человеку. Стратегические цели этой системы будет задавать общество, индивидуальный выбор задач в ней всегда останется, но траекторию достижения результата часто будут подсказывать информационные системы на основе ИИ", — предполагает Антон Гопка, декан факультета технологического менеджмента и инноваций Университета ИТМО.

Всё отнять и поделить?

Если со стратегиями и планами капитализм как–то ещё можно примирить (в конце концов, даже французские дирижисты строили рыночную экономику), то тезис об отмене частной собственности звучит уж совсем по–коммунистически. Однако если оглянуться вокруг, мир пришёл и к нему, хоть и с совсем неожиданной стороны. Речь идёт об экономике совместного потребления.

"Первые кредитные карточки появились в США всего лишь в конце 1970–х годов. А теперь это инструмент, без которого не может выжить половина человечества. Но кредит кредитом, а всё больший процент населения не может позволить себе жильё, автомобиль и новый гаджет даже в кредит. Как тогда быть? Правильно: вводить понятие шеринг–экономики", — пишет в своём телеграм–канале "Digital Доктор" резидент Кремниевой долины Игорь Доронин.

Даже в богатой Америке у 60% населения отрицательные сбережения (то есть кредит превышает отложенные средства), отмечает Доронин. "Автогиганты уже вовсю тестируют сервис подписки на автомобили, когда вместо разовой покупки авто предлагается раз в 3 года получать новую модель и платить ежемесячную плату, в которую входит ТО и страховка. Теперь концерны идут дальше и запускают подписку на подогрев сидений, климат–контроль, умные фары и прочие функции автомобиля. Фактически автомобиль стремительно превращается в современный смартфон, который по факту не принадлежит владельцу. Ведь условный Apple в любой момент может удалить с вашего смартфона неугодное приложение или вовсе превратить его в кирпич, если вы, условно, не очень–то топите за BLM", — продолжает эксперт.

Не менее "коммунистично" смотрится идея безусловного базового дохода. Пару лет назад о нём размышляли только теоретики, но 2020–й заметно ускорил тренды, подтолкнув правительства к одному большому эксперименту по раздаче "вертолётных денег" гражданам. Даже в России, где на возвращение социализма в госполитику надеяться приходилось в последнюю очередь, власти нашли силы что–то заплатить людям (правда, не совсем уж "безусловно", критерием было наличие маленьких детей).

"На самом деле современная экономика предлагает ценности и возможности как раз обратные тому, что было при социализме, — говорит Антон Гопка. — Если тогда предлагались равные стандартизированные продукты для всех, то сейчас мы строим, наоборот, крайне индивидуализированную экономику, и это как раз чистый капитализм. Базовый доход тоже считается скорее правой концепцией. Социализм предполагает, что все должны работать по умолчанию, а помощь будет оказываться только тем, кто не может работать из–за каких–то проблем. Здесь же мы говорим про безусловный базовый доход: у каждого человека должен быть выбор, и если человек не хочет участвовать в экономической деятельности, у него должна быть такая возможность".

Получается, то, что иные приняли за технокоммунизм, — пока всего лишь способ капиталистической элиты поддерживать статус–кво: кормящий её экономический рост, а также политическую стабильность. И все вроде счастливы, но разрыв между самыми бедными в мире только растёт.

"Всякое может случиться, но пока от коммунизма новая версия капитализма очень далека, — констатирует директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково–РЭШ Олег Шибанов. — Хотя бы потому, что концентрация богатства в руках наиболее богатого 1% населения во всех странах сильно выросла с 1970–х. Едва ли удастся построить “от всех по способностям, всем по потребностям”, потому что и потребности другие, и способности в новой экономике могут не понадобиться. Шеринг, цифровизация, возможность предсказывать поведение потребителя — это всего лишь следующий шаг в развитии потребительского общества".