Фото: Беликов Валентин
Фото: Беликов Валентин

Развивать пластичность: HR–мир после коронакризиса

142
Любовь Лучко
17 февраля 2021, 15:02

Эксперты признают: коронакризис необратимо поменял HR–мир. Для существования в новой реальности необходимо выбирать правильные инструменты.

Стереотипы о том, что Петербург — город спокойный, а его жители — с лёгкой ленцой в крови, разбиваются о твёрдую статистику. Аналитики hh.ru сообщают, что петербуржцы очень охочи поработать — в 2020 году из всего числа опубликованных резюме в России (а это 14 млн) 11% было за жителями города на Неве. Чаще всего искали работу начинающие специалисты (16% от общего числа резюме в городе), специалисты по продажам (12%), административный персонал и ИТ–специалисты (по 8%). А в этом году в Петербурге активно искали работу бармены — 2,6 тыс. знатоков смешивания горячительных и мастеров душевного разговора готовы занять места за барными стойками. Такой всплеск вызван ослабевающими ограничениями, и к моменту, когда всё будет, как и раньше, спрос на персонал в бары, рестораны и прочую HoReCa определённо вырастет. К слову, эту категорию работников никак не перевести на удалёнку — сфера услуг требует личного присутствия и контакта в реальном мире.

Однако пандемия стала счастьем для любителей домашней уединённости и тишины — удалённая работа, несомненно, порадовала интровертов. Директор по персоналу группы RBI Юлия Маевская комментирует, что эффективность при таком режиме не пострадала: "В сложных ситуациях людям свойственно собираться и давать ещё больший результат. Но вот сейчас уже приходит период, когда после форс–мажорной концентрации может наступить расслабленность. Так что скоро надеемся вернуться к прежнему режиму работы — в офисе, но при этом оставим как опцию возможность частично работать удалённо".

Вместе с этим работодатели осознали, что можно существенно сэкономить на содержании офисов: контролировать сотрудников и давать указания реально на любом расстоянии. Это дало шанс проявиться талантам в регионах — чтобы зарабатывать по–столичному, необязательно срываться с родного места. Видимо, наступает эпоха, когда распространённая среди молодых и смелых цель покорения больших городов уйдёт. Конечно, это не значит, что специалисты–новички станут менее инициативными, — ведь молодости всегда надо забираться на вершины и прошибать стены. Вероятно, теперь вылупившиеся птенцы будут чаще оставаться в гнёздах и приносить пользу на малых родинах, а не штурмовать вагоны утреннего метро и мыкаться по съёмным квартирам на чужбине.

Ещё одна реальность 2021–го — электронные трудовые книжки, активный переход на которые стартовал официально с 1 января. Все данные о каждом сотруднике будут скрупулёзно зафиксированы и отправлены в Пенсионный фонд РФ в цифровом виде. Ожидается, что эта информация позволит избежать ошибок при начислении трудового стажа и избавит граждан от утомительной беготни с целью доказать, где и с какой продолжительностью они трудились. Однако всё, что обращается в цифру, имеет высокий шанс утечь в Сеть и стать предметом купли и продажи. По опросу hh.ru, 41% из тех, кому петербургские работодатели предлагали перейти на электронную трудовую, согласились это сделать, 59% — отказались. Выше всего доля тех, кто перевёл трудовую в цифровой формат, в сфере продаж, IT и среди начинающих специалистов (по 57%), ниже всего — среди представителей управления персоналом и бухгалтеров (23% и 31% соответственно).

Контроль издалека

Подстраиваться под новые реалии пришлось и HR–отделам. Как отмечают в hh.ru, автоматизация процессов — ещё больший must have в компаниях: "Для эффективной работы из дома нужны сервисы, которые позволяют пользоваться ими с личных ноутбуков или телефонов. Особенно важно это стало для HR–специалистов в тех сферах бизнеса, которые на фоне пандемии начали расти и набирать активнее персонал", — говорит руководитель пресс–службы hh.ru Северо–Запад Мария Бузунова.

Удалёнка заставила менеджеров переосмыслить и перестроить механизмы управления персоналом и отслеживания эффективности. "Более существенной стала задача налаживания рабочих процессов для уже существующего штата в режиме удалёнки, начиная от развёртывания ИТ–инфраструктуры для значительно выросшего количества дистанционных рабочих мест и заканчивая выстраиванием документооборота, — отмечает менеджер практики специализированных исследований рынка труда Antal Светлана Орёл. — Согласно исследованиям Antal, проведённым в этот период, работники отделов персонала и ИТ почувствовали наиболее значительный рост загрузки при переходе на удалёнку. И если к процессу подбора и найма компании адаптировались относительно быстро, то вопросы, связанные с увольнением сотрудников, оказались значительно сложнее".

Сейчас рынок предлагает море различных программ для постановки задач и контроля их исполнения и, конечно, дистанционного общения. Есть простые — с досками, карточками и ярлычками (по образу Trello), и сложные, где алгоритмы следят за действиями сотрудника на компьютере, распознают его клавиатурный почерк, делают запись с веб–камеры и микрофона и даже способны различить сотрудников подшофе. Однако работники могут испытывать дискомфорт от присутствия такого "всевидящего ока". Но в вопросах эффективности подход и инструментарий определяются командой и манерой руководства.

Ступенька в рублях

Но как бы ни менялся формат работы и ни цифровизировалась соответствующая рутина, самым важным вопросом для специалистов любого звена остаётся вопрос о карьерных перспективах. Когда у экономики трудности, компаниям не до продвижения и поощрения самых видных в команде — выжить бы. Доцент департамента менеджмента НИУ ВШЭ в Петербурге Елена Кудрявцева рассматривает карьерную лестницу с точки зрения размера зарплаты, а не номинаций: "Карьера как планомерное движение по лестнице вверх — это старое представление. Надо понимать, что главный показатель карьеры — это доход. Сейчас рост дохода связан с появлением потребности в новых навыках. Не меняя формально должностной статус, можно прибавить в зарплате — и это тоже карьера".

По официальным данным, падение доходов россиян в 2020 году составило 3,5%. Согласно исследованию Hays, 32% сотрудников компаний отметили снижение доходов, у 15% из них они упали больше чем на 20%. Нынешний год наполнен надеждами если не на интенсивный рост, то хотя бы на сохранение экономического статус–кво.