Фото: МИД РФ/ТАСС
Фото: МИД РФ/ТАСС

Не выплесните с водой ребёнка: чем чревато увлечение грозной риторикой

414
Алексей Клепиков
26 февраля 2021, 08:34

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков дал довольно экстравагантное интервью агентству Bloomberg — в стиле скорее политика–ястреба, чем дипломата. Он назвал нынешние отношения с США не просто напряжёнными, а враждебными.

"Никогда не было ничего подобного даже не в смысле отсутствия доверия, а в смысле взаимной враждебности. Эмоции зашкаливают, и улучшения мы не увидим ещё долгое–долгое время", — сказал замглавы МИД.

По его словам, пришла пора "огородить себя от финансовой и экономической системы США, с тем чтобы устранить зависимость от этого токсичного источника постоянных враждебных действий".

"Нам нужно снизить роль доллара во всех операциях", — добавил Рябков.

Российские политики, а вслед за ними ещё и дипломаты так увлеклись грозной риторикой в адрес Вашингтона и Брюсселя, что готовы выплеснуть вместе с водой и ребёнка. Этот "ребёнок" — экономическая устойчивость России. А она, как ни крути, находится в прямой зависимости от доллара и евро.

У россиян огромные сбережения в этих двух валютах. Вроде бы и доходность по валютным депозитам стала почти нулевой, и на расчёты в долларах внутри страны давно наложено табу, а заставить людей на 100% поверить в рубль российским властям не удаётся. Бороться с желанием населения иметь "тихую гавань" в виде долларового депозита или наличности — всё равно что сражаться с ветряными мельницами.

Можно пойти дальше и запретить мировым биржам устанавливать котировки на главное наше богатство — нефть — в долларах. Представьте, как будет ласкать слух новость, что баррель нефти марки Brent стоит 4400 рублей (а не $60). Не захотят — "отключим газ", то есть трубу. И потеряем 40–45% доходов консолидированного бюджета страны.

Можно, конечно, исключить две ведущие мировые валюты из финансовых резервов России — золотовалютных и Фонда национального благосостояния. Но чем их заместить? Юанем, курс которого регулируется китайскими властями и потому является лишь частично рыночным? А может, турецкой лирой или тенге?

Давайте не забывать уроки кризиса–2008. Он начинался в 2007–м как относительно управляемый американский ипотечный пузырь. Но не прошло и года, как кризисный ураган накрыл всю планету. Так что желать самой мощной экономике мира зла — значит навлекать беду и на себя.