Фото: Лидия Верещагина
Фото: Лидия Верещагина

Рискованная защита: неожиданный эффект COVID–19

123
Александр Пирожков
15 марта 2021, 06:26

По традиции любая напасть, вызывающая большие страховые выплаты, приводит впоследствии к всплеску продаж полисов — у людей повышается оценка вероятности реализации рисков и желание страховаться. Но у пандемии COVID–19 будет не такой прямолинейный эффект.

Медицинское страхование, конечно, получит некий импульс к развитию. Просто потому, что, когда телевизор и интернет ежедневно изливают на головы потребителей информации потоки новостей о медицинских проблемах общества, спрос на защиту от болезней волей–неволей растёт.

Но вот упавшее почти в ноль страхование выезжающих за границу людей и их водительской ответственности вряд ли скоро поднимется к прежним показателям.

Да и медицинское страхование не вернётся в прошлое. Как минимум страховщикам придётся поменять наполнение полисов. Многие застрахованные по ДМС были неприятно удивлены тем фактом, что при заболевании коронавирусом полис отключается сразу после появления положительного результата теста на ковид. И включается обратно только после отрицательного. Страховщики оправдывают такой порядок тем, что инфекционных больных государство предписывает изолировать от общества, а раз так, то их нельзя лечить в тех же кабинетах и палатах, что и других пациентов. Но это оправдание, мягко говоря, не убавляет ощущения неудовлетворённости. Конечно, рядовые пациенты не имеют прямого влияния на условия корпоративного ДМС. Но ведь среди больных встречаются и нерядовые.

Рост расходов на выплаты неизбежно вызовет подорожание полисов, рано или поздно. А этот рост неизбежен практически во всех видах страхования. В моторных — дорожают запчасти. В личных — услуги врачей, лекарства и т. п.

Проблемы у страховщиков возникли не только со сбором премий и ростом расходов на выплаты. Весомой частью дохода страховых компаний во всём мире, и Россия не исключение, выступают доходы от инвестирования страховых резервов. А тут беда: доходность долговых инструментов, депозитов и облигаций, стремительно падает. Во многих валютах она зашла в отрицательную зону даже номинально. В России же номинальная доходность положительна, но реальная, то есть за вычетом инфляции, уже под вопросом.

В феврале 2021 года, по данным Росстата, инфляция в стране достигла 5,7% в годовом выражении. Через несколько месяцев, вероятно, она будет ниже. Но сейчас, в моменте, резервы, вложенные в ОФЗ со сроком погашения год–два, обесцениваются. Да, есть долгосрочные госбумаги с более высокой доходностью. Есть корпоративные бонды. Но, вкладывая в них, страховщики будут брать на себя дополнительные риски. Не говоря уже об акциях — там риски ещё выше. Так и до криптовалют можно дойти. Они–то дорожают быстро, но так же весело и падают в цене. Так что держать страховые резервы в биткоине — не вариант, да и регулятор не позволит.

Некоторую надежду на расширение рынка страхования дают прогнозы по экономическому подъёму после победы над пандемией. Но темп этого подъёма вряд ли будет впечатляющим: 3–4% в текущем году по сравнению с 2020–м. Не такой динамики ждут акционеры страховых компаний от своих бизнесов.

Скорее всего, в ближайшие месяцы мы услышим об инициативах страхового сообщества по развитию обязательных видов страхования. Как старых, так и новых. Почему, к примеру, до сих пор не страхуют ответственность велосипедисты и самокатчики, а также пользователи сегвеев и прочих самодвижущихся устройств? Они вполне способны причинить травму и даже смерть. И владельцам собак нелишне задуматься об ответственности, тем более что многие из них выгуливают питомцев без намордников.