Фото: Сергей Коньков
Фото: Сергей Коньков

Принятие неопределённости: пандемия изменила потребности бизнеса в юруслугах

3971
Дмитрий Маракулин
17 апреля 2021, 09:02

Юридические запросы бизнеса наглядно демонстрируют его состояние. За коронавирусный год петербургские компании проходили стадии "страх и трепет", "шум и ярость", а теперь вернулись к относительному спокойствию.

Первые обращения весны 2020 года, как отмечает Дарья Борисова, партнёр юрбюро "Григорьев и партнёры", свелись к трём основным направлениям — трудовое право, арендные отношения и форс-мажор. О чём это говорит? Бизнес находился в стрессе. Предприятия из-за вынужденных каникул сокращали расходы, в первую очередь на персонал. Увольнения, перевод на удалёнку и т.п. выводили на первый план права и обязанности работодателя и наёмного работника.

Пандемия — это форс-мажор или нет?

Торгово-развлекательные и офисные центры и их арендаторы, непродуктовый ретейл, индустрия гостеприимства терпели колоссальные убытки, рвались старые связи, а новых почти не возникало. В этой ситуации заработал институт форс-мажора. "Многие отрасли российской экономики в какой-то момент прекратили работу, образовались большие просрочки с исполнением обязательств или вообще невозможность их исполнения, что ведёт к расторжению договоров и санкциям", — говорит Дарья Борисова.

Параллельно бизнес пытался поправить своё положение за счёт взыскания старой дебиторской задолженности. Следствием этого стало резкое увеличение споров, связанных со взысканием долгов по различным видам договоров (от займа до подряда) и, соответственно, запроса на представительство в судах. "Кредиторы, которые месяцами не предпринимали никаких действий, стали активно подавать иски, стремясь максимально быстро вернуть свои деньги", — анализирует практику Дмитрий Галанцев, управляющий партнёр юрбюро "Пропозитум".

При этом кризисные явления происходили на фоне традиционной разницы в возможностях компаний из больших и малых городов. "Если посмотреть макроэкономические показатели, то мы увидим: Москва растёт всегда, в любой кризис. Регионам тяжелее всего", — считает Евгений Шестаков, управляющий партнёр юркомпании Intellect.

Его тезис подтверждает опыт Нины Боер, управляющего партнёра петербургского адвокатского бюро "НБ". "В период карантина номер моего телефона оказался в торгово-промышленной палате одного из сибирских регионов, — рассказывает она. — Из-за разницы во времени почти каждый мой день начинался в 6 утра со звонков предпринимателей, которые спрашивали, как им быть. В тот момент очень важной была доступность помощи, но не везде, в отличие от крупных городов, она была обеспечена".

Начало пандемии отметилось ещё одним явлением — запросом на цифровизацию. "Это правовые вопросы организации трансформации бизнеса с новыми цифровыми проектами и платформами и бизнес-процессов, большинство из которых из реального мира перешло в "цифру". Самостоятельное смежное направление здесь — это автоматизация юридических бизнес-процессов с помощью разнообразных решений. Мы это делаем на специализированной "юридической операционной системе" собственной разработки", — поясняет управляющий партнёр петербургского офиса Dentons Виктор Наумов.

При этом, как показывает опыт юркомпании "ДЛА Пайпер", которая работает преимущественно с иностранными компаниями или их "дочками", состояние предприятий зависело от рода их деятельности. "Один из наших клиентов, крупный производитель машин для строительной отрасли, практически не останавливался: основным его запросом в начале пандемии была необходимость грамотной отправки части сотрудников на удалёнку", — пояснил Марат Алтынбаев, советник юркомпании "ДЛА Пайпер". У другого клиента компании, иностранного ретейлера, и вовсе возник запрос на сопровождение крупной сделки — покупки профильного бизнеса в Москве и Петербурге. Небольшая пауза позволила реализовать проект в спокойной обстановке, резюмирует Марат Алтынбаев.

Запросы стали иными

Меняться положение дел начало после того, как правительство страны стало выдавать регулятивные акты, устанавливавшие правила игры в новых обстоятельствах. И в начале лета 2020 года вектор юридических запросов бизнеса изменился: появилась потребность в объяснении, как эти указы применять на практике. "Вторая волна запросов характеризовалась превалированием вопросов налоговой практики (обновлённые сроки сдачи отчётности, изменённые сроки уплаты налогов, возможные налоговые льготы), реструктуризация бизнеса, сделки с недвижимостью", — поясняет Дарья Борисова.

Хотя некоторым отраслям эти изменения несли только новую головную боль, доводя их до состояния "шум и ярость". Показательным примером может служить ресторанный бизнес Петербурга, чью работу антикоронавирусные ограничения фактически парализовали. Фрондирование некоторых петербургских рестораторов, похоже, поразило всю страну. Были случаи, когда владельцы заведений открыто заявляли о намерении нарушить запрет на работу. В ответ контролирующие органы в сопровождении силовиков проводили проверки соблюдения антиковидных мер, дополнительно обратив внимание общества на существующую проблему. Как показало время, итог оказался печальным: ресторанный бизнес Северной столицы растерял немало квалифицированных кадров, что, естественно, сказалось на его доходах.

Сейчас ситуация стала спокойнее. Но, как считает Сергей Демченко, партнёр адвокатского бюро Asterisk, последствия многих бизнес-решений ещё не наступили. По его оценке, самым негативным решением, которое могло бы быть принято, являлась полная остановка деятельности компании. Это потеря времени и темпа бизнеса, что равносильно смерти, полагает эксперт.

Впрочем, штиль, установившийся сегодня, вовсе не свидетельствует о благополучии бизнеса. "Можно предположить, что лучше всего себя чувствуют конфликтные практики (так называемые похоронные). Инвестиционные — в глубоком кризисе. Денег у бизнеса нет, хорошо только стройке в крупных городах с платёжеспособным населением. Госсектор тоже заморозил множество проектов. Значит, страдают подрядчики. Мы видим, как наши счета клиенты оплачивают частями. Раньше такого не было", — констатирует Евгений Шестаков.

Этот карантинный год будет иметь огромное влияние на весь мир, и многое ещё будет меняться. При таких обстоятельствах самым мудрым решением Нина Боер считает принятие неопределённости. "Мы научились лучше планировать неизвестное, становиться "антихрупкими", готовыми на то, что завтра закроют, а послезавтра откроют, и это нельзя предсказать. Лучшие бизнесы прокачали свою способность эффективно перестраиваться под новые вызовы и новые условия. И основной урок этого года — принятие неопределённости", — добавляет она.