Актриса Ксения Раппопорт, режиссер, актер Данила Козловский и актриса Елизавета Боярская на премьере фильма "Чернобыль" режиссера Данилы Козловского в кинотеатре "Каро Октябрь".
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС
Актриса Ксения Раппопорт, режиссер, актер Данила Козловский и актриса Елизавета Боярская на премьере фильма "Чернобыль" режиссера Данилы Козловского в кинотеатре "Каро Октябрь".
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Чернобыль как Толстой: эхо знаковой катастрофы

182
Вадим Кузьмицкий
26 апреля 2021, 08:15

Ровно 35 лет назад, 26 апреля 1986 года, произошла авария на Чернобыльской атомной станции, которая до сих пор считается крупнейшей в истории энергетики и вообще одной из самых известных катастроф — как гибель "Титаника".

В отличие от других технических достижений, которых люди сначала побаивались, а потом свыклись с ними по мере вхождения в обиход, мирный атом до сих пор вызывает у обывателей чуть не иррациональный ужас, а у политиков считается полувоенной технологией. С радиацией произошло даже наоборот: сначала её не боялись и, не понимая опасности, к ней тянулись.

Мария Кюри для своих исследований копалась в урановой руде, впоследствии обрабатывала кожу содержащим радий составом (надеясь найти ему применение в медицинских целях). Потом она умерла от неизвестной тогда науке болезни.

Сегодня знак радиации — один из самых узнаваемых в мире. По восприятию он, пожалуй, эквивалентен знаку "череп и кости". Довольно очевидна аналогия между атомной энергетикой и полётом на самолёте: в тысячу раз безопаснее, чем на автомобиле, во много раз быстрее поездки по земле, но если что–то пойдёт не так — от вас мало что зависит. В одном случае — запомните, где лежит спасательный жилет, в другом, как пишут, — если рядом не оказалось убежища, ложитесь на землю лицом вниз и прикройте голову руками.

Пугает и то, что последствия радиационных происшествий растягиваются на долгое–долгое время. Взрыв на Чернобыльской АЭС произошёл много лет назад, а территория до сих пор выключена из развития. Те, кто всё–таки добирается в запретные земли, наблюдают, как природа целыми городами поглощает то, что было создано человеком. Не самое приятное наблюдение! Немудрено, что, как ни уверяли учёные в безопасности воды из АЭС "Фукусима", которую сливали в океан, японские рыбаки всё равно попробовали протестовать.

Если для кого–то радиация — абстрактная страшилка, то для постсоветских жителей — нет. Поэтому с кино о Чернобыле у нас получилось, как с "Войной и миром". Американцы сняли фильм с Одри Хепбёрн в роли Наташи Ростовой, наши увидели, какой успех в советском же прокате имеет русская классика, но в чужом исполнении, и, чтобы не было за державу обидно, запустили в производство эпичную картину Сергея Бондарчука по той же книге. Почти как теперь: после успеха сериала студии HBO в прокат вышел "Чернобыль" Данилы Козловского.