Фото: Ермохин Сергей
Фото: Ермохин Сергей

Конкурсное производство: итоги масштабных проектов, стартовавших при Григорьеве

451
Вадим Кузьмицкий
27 мая 2021, 09:27

С момента прихода на пост главы КГА в марте 2015 года Владимира Григорьева комитет провёл по крайней мере пять больших архитектурных конкурсов. Что из них вышло?

Первый — и самый масштабный конкурс, охватывающий 4 тыс. га к югу от Обводного канала от Екатерингофки до Невы, — проходил с мая по сентябрь 2016–го. Назывался "Серый пояс. Преобразование". Участники дали волю фантазии, некоторые из них изобразили сплошные цепочки парков на месте промзон (и, наверное, было бы здорово, если бы советский серый пояс на юге города когда–нибудь превратился в зелёный). Впрочем, детально прорабатывались только три территории — "Екатерингоф", "Волковская" и "Французский ковш". Их общая площадь — около 300 га.

Зона "Екатерингоф" включала земли вокруг одноимённого парка, который, пожалуй, мог бы соперничать с Таврическим садом (большой усадебный парк), а прилегающая территория — стать новыми Песками. Если бы не лёгкая запущенность самой зелёной зоны и промышленное её окружение. Конкурсанты, бюро "Рождественка", ТПО "Резерв" и "Яузапроект", предложили свои варианты с расширением парка и новой застройкой вокруг. Ныне действующий генплан оставлял для этого некоторые возможности. Так, составляющий существенную часть территории проектирования Грязный остров (его площадь — более 10 га) пока находится в зоне Д (деловой застройки). В проекте нового генплана он переводится в зону П (производственная зона). То же самое произошло с прядильно–ниточным комбинатом "Советская звезда" (площадью около 5 га), что расположен у впадения Обводного в Екатерингофку.

Во "Французском ковше" (что расположен на противоположном от "Екатерингофа" конце Обводного) также законсервировали существующую ситуацию: большая его часть, как и прежде, отводится под инфраструктуру. Расчётный срок генплана — 2040 год, а прогнозируемый период — до 2050 года. Чтобы реализовать идеи конкурсантов раньше, придётся заново менять документ.

На старой платформе

Зато развитие получила "Волковская". В конкурсе она включала территории по обе стороны от Лиговского пр. вдоль Витебской железнодорожной линии — от платформы Боровая до Волковского православного кладбища. Её нынешнее ядро — станция Витебская–Товарная. С "Волковской" отчасти случилось то же, что и с "Екатерингофом", — обширные пространства планируемого развития под общественно–деловую и жилую застройку будут закреплены как производственная зона. Что нелогично, так как в другой части территории планы по редевелопменту уже начали сбываться.

На севере два квартала застроил жильём холдинг Glorax Development. Про архитектуру можно сказать, что она гораздо менее образная, чем стоявший здесь ранее дореволюционный завод "Самсон". Летом 2020–го холдинг представил на Градсовете новый проект застройки центральной части "Волковской" — Витебской–Товарной — площадью под 30 га (его разработали KCAP + Orange, "А. Лен" и "ЛенНИИпроект"). Здесь, видимо, такую претензию учли и зданиям хотят придать "исторический характер, свойственный товарным станциям" (цитата по протоколу Градсовета). Здания стоят возле бывших путей, "как будто на платформах вдоль длинных зелёных линий". Градсовет поддержал проект.

На "Волковской" есть несколько примечательных зданий старой постройки, среди которых конструктивистские бани (Лиговский пр., 269). Недавно их купили предприниматели Юрий Молчанов и Олег Сумбаев, владельцы строительного холдинга "Соло" (см. "ДП" № 44 от 02.04.2021).

Мольба Генпланиде

Второй конкурс, на застройку новых жилых районов, назывался "Петербургский стиль XXI век", стартовал вскоре после завершения предыдущего — в сентябре 2016 года. Он затрагивал две территории — Купчино (43 га) и Пороховые (49 га). "Цель: получить правила для формирования качественной жилой среды современных жилых районов в Санкт–Петербурге, соответствующие представлению о петербургском стиле в градостроительстве и архитектуре", — гласило описание конкурса.

На Пороховых несколько авторских коллективов прорабатывали облик застройки завода "Пластполимер" на берегу Охтинского разлива. Территория действующим генпланом отводится под многоэтажную жилую застройку (3ЖД), похожая зона сохраняется и в проекте нового генплана (Ж4). Так совпало, что уже на следующий за конкурсом год, в 2017–м, концепция застройки завода (вместе с "Химволокном", что по другую сторону разлива) была вынесена на Градсовет (её заказало владеющее участком предприятие совместно с группой компаний "Теорема"). Она была утверждена в целом. При этом, как значилось в протоколе, главный архитектор Владимир Григорьев отметил, что "на территории нет ни одного футбольного стадиона, что странно и недопустимо", и "призвал авторов искать баланс между показателями плотности и высоты застройки и сохранением открытых общественных пространств".

В 2019–м проект планировки выносился на общественные слушания, но, судя по градостроительному порталу Петербурга, он так и не был утверждён. Как сообщалось, сложности возникли из–за того, что в генплан тогда внезапно внесли пробивку пр. Маршала Блюхера к Капсюльному шоссе, проходящую через территорию проектирования, и работу надо было переделывать. В интервью изданию "Канонер" глава "Теоремы" Игорь Водопьянов говорил, что "единственный путь развития этого проекта — пойти в церковь и поставить свечку святой Генпланиде" и что "пока главой КГА является господин Григорьев, я ничего не смогу сделать", поскольку бизнесмен будто бы не вписывается в представления главного архитектора о прекрасном.

В Купчино на конкурсе проектировали развитие территории вдоль Софийской ул. к западу от кладбища Памяти жертв 9–го января. В том же году этот участок был выделен городом компании "Строительный трест" за отказ от застройки велотрека на пр. Тореза (см. "ДП" № 28 от 01.03.2017). Впоследствии стоявшие там гаражи были снесены и напротив некрополя развернулась стройка жилья; недавно возвели первую очередь 13–этажных зданий. Возможно, они не столь затейливы, как те, что предлагали в своих проектах конкурсанты, но реально сложившемуся петербургскому стилю новостроек XXI века эти облицованные кирпичом в два цвета дома, по–видимому, соответствуют.

Оборона и блокада

В мае–сентябре 2017 года КГА с помпой провёл ещё один большой конкурс. Но на сей раз с участием только именитых зодчих и на одно конкретное здание — концепцию планировочного и объёмно–пространственного решения музейно–выставочного комплекса "Оборона и блокада Ленинграда". Жюри отказалось выбирать победителя (по слухам, дело было в том, что оно склонялось к проекту финских архитекторов и это якобы могло обидеть блокадников, а также участников Зимней войны), указать на лучшего из финалистов предложили "жителям блокадного города". В итоге велением городского правительства выбор пал на вариант "Студии 44". Здание собирались строить в саду на Смольной наб., который для этих целей вывели из перечня зелёных насаждений.

В 2019 году стройку отменили под предлогом того, что концепция мало обсуждалась с горожанами, а также ввиду недостаточной транспортной доступности и излишней политизированности вопроса (см. "ДП" № 7 от 28.01.2019). После этого сад вернули в перечень ЗНОП, но вскоре исключили — уже под строительство комплекса Верховного суда (общественники пытались оспорить поправку об упразднении зелёной зоны в суде, но успеха не добились). Суд, напомним, изначально хотели разместить на Тучковом буяне, но теперь там планируется парк. Хотя перспектива строительства суда неясна, в проекте нового генплана для реализации этой задумки делается шаг вперёд. Ранее суду здесь не хватало места (поскольку он значительно больше, чем предполагавшийся музей). В зоне деловой застройки (Д) имелся лишь небольшой пятачок земли, окружённый землями под развязку планируемого к постройке Орловского тоннеля. Теперь же в проекте генплана в деловую зону перевели часть территории "Водоканала", расположенной к западу.

Вспоминая Гражданскую

Следующий конкурс был проведён в июне–декабре 2017 года совместно с белорусским правительством и предполагал разработку концепции застройки новых жилых районов в Петербурге и в Минске. Российские архитекторы проектировали для столицы соседней республики, иностранные — для нас. Организаторы заявили, что на основе победивших концепций будут созданы "проекты реального строительства". В нашем городе для соревнования зодчих выделили территорию 3,9 га. Это, как видно, менее престижное место, чем те, что предлагались в "Петербургском стиле", — пустырь между пр. Маршала Блюхера и Полюстровским пр., по соседству с которым уже начали расти многоэтажки. В новом генплане участок остаётся распланирован под развитие многоэтажного жилья. В 2019 году на территории были поставлены на учёт несколько земельных участков.

Перспективы застройки неясны. Наконец, в 2020–2021 годах комитет вновь обратился к Пороховым, но уже в новом конкурсе — "Ресурс периферии". Итоги только недавно были подведены, о чём мы рассказывали (см. "ДП" № 37 от 22.03.2021). И, конечно, они ещё не успели претвориться в жизнь. Добавим также, что Владимир Григорьев принимал участие в работе жюри конкурса на Тучков буян. Но КГА не был основным его организатором. А выбор конкурсных проектов штаб–квартиры "Газпром нефти" на Охтинском мысу, а также новой арены на месте СКК и вовсе (если верить публичным заявлениям) происходил без участия комитета.

В изданной КГА брошюре "Архитектурные конкурсы" (есть в распоряжении редакции) Владимир Григорьев заявил, что польза конкурсов, по его мнению, не сводится к выбору проектов для конкретной территории. Они способствуют также "становлению молодых архитекторов" и знакомству иностранных зодчих с нашим городом. Также там отмечается, что в Гражданскую войну конкурсы помогали прожить архитекторам, у которых не было работы. Возможно, сегодня для кого–то тоже полезно такое подспорье.