Фото: Сергей Коньков
Фото: Сергей Коньков

Дорогое удовольствие: экономические издержки социальных проектов бизнеса

116
Дмитрий Прокофьев
1 июня 2021, 11:30

Социальная ответственность бизнеса — это уже своего рода мем. Никто ведь не спорит, что бизнес должен её нести (уже даже сам бизнес не спорит). Экономист спорить с этим тоже не будет, а только обратит внимание на пару моментов в ответственности бизнеса перед людьми — ну чтобы сделать её более эффективной, что ли.

Вот как Генри Форд терпеть не мог слова "благотворительность", однако стал первым, кто стал системно ставить к конвейерам инвалидов (слепые у него занимались подсчётом болтов и гаек, безногие работали там, где не требовалось перемещаться, причём Форд платил им полную зарплату, не больше, но и не меньше). И никакой благотворительности, просто технологическое усовершенствование, позволяющее инвалиду найти хорошо оплачиваемую работу по силам. А ведь и не скажешь, что лучше — дать деньги или дать работу, и то и другое может иметь отдалённые, но самые неожиданные последствия.

Когда предприятие затевает нечто социально ответственное для всех — то есть даёт деньги на что–то, что не может быть профинансировано как–то иначе, — мы должны задать себе вопрос: почему за это пришлось платить посторонней организации? Компания сделала доброе дело людям, это прекрасно, но почему люди не могли сами купить то, что им было нужно? Не было денег? А почему? Людям недоплатили? Может быть, если платить побольше, не придётся прибегать к посторонней помощи?

Ещё раз: моя мысль не в том, что социальная ответственность бизнеса — это нехорошо, а в том, что такая ответственность может быть очень дорогим удовольствием для экономики в целом.

Проще пояснить эту мысль на примере волонтёрского труда — это просто химически чистый случай социальной ответственности "производственной единицы общества" — отдельно взятого человека, решившего отдать своё время и силы на какую–то важную для социума деятельность и сделавшего это бесплатно.

Да полно вам, скажет экономист, никакого бесплатного волонтёрского труда не может быть. Цена работы волонтера — это не "минимальная оплата труда", а максимальная сумма, которую он мог бы получить за профессиональную деятельность. Для начала доброволец изымает из общественного необходимого продукта сумму прибавочной стоимости, которую мог бы создать, занимаясь лишний час своей основной работой. Например, программист, зарабатывающий $100 в час, идет волонтёрить санитаром в больницу или дворником на улицу. С точки зрения экономической теории это значит, что общество купило его труд не по ставке санитара или дворника, а по ставке $100 в час, от которой он отказался. Экономика получит час работы санитара, но потеряет час работы программиста. Чистый убыток.

Вы скажете — на работу, которую предлагают волонтёру, нет желающих. Ерунда, желающих нет, когда или работа не нужна, или вы предлагаете за эту работу неадекватные деньги. Если работа нужна обществу, но на неё нет желающих, значит, что–то не так с её оплатой.

Возможно, вы хотите, чтобы эта работа была сделана за так, поэтому никто и не хочет её выполнять, но труд добровольца не бесплатен! Ваше нежелание заплатить за труд, решая проблему добровольцами, означает, что вы решаете проблему за счёт общества, получающего взамен квалифицированного труда специалиста неквалифицированный труд волонтёра. Так что, давая в руки программисту метлу или ведро, вы забиваете гвозди смартфоном.

Социальная ответственность бизнеса — явление того же порядка, что и волонтёрство. Это не бесплатно, а дорого, и расходы за эту ответственность несёт всё общество, причём в двух форматах — прямые издержки, которые "зашиты" в ценах на продукцию социально ответственного бизнеса, и косвенные — когда ресурсы, затраченные бизнесом на социальную ответственность, могли бы быть использованы более эффективно. Можно сказать иначе — необходимость социальной ответственности предпринимателя возникает там, где есть провалы рынка или провалы политики, которые нужно срочно решать деньгами. Один или два раза это приемлемо, но, если это будет носить системный характер, значит, что–то не так с системой.

Означает ли это, что от практики социальной ответственности надо отказаться? Нет, это означает только, что такая ответственность требует тщательного анализа со стороны тех, кто вовлечён в этот процесс: что, как и когда мы делаем и какие долгосрочные последствия могут иметь наши действия.

Лучше всего, если социальные проекты бизнеса ориентированы на долгосрочную перспективу (например, когда речь идёт о научных исследованиях или о сохранении цивилизационного наследия).

Но бывают и случаи, когда нужно просто помочь — и не просить за это благодарности.