Фото: Сергей Ермохин
Фото: Сергей Ермохин

Работа без защиты: тёмная сторона платформенной занятости

419
Дарья Ковалёнок
6 июня 2021, 07:20

Платформенная занятость становится ключевым сегментом рынка труда, но пока без социальных гарантий.

Платформенная занятость — составляющая рынка труда, в основе которой использование приложений или сайтов для предложения услуг в обмен на деньги. Часто к услугам агрегаторов прибегают люди, ищущие дополнительный заработок. В числе постоянных клиентов платформ — малый бизнес и самозанятые.

Платформы увеличивают гибкость рынка труда и предоставляют возможности поиска дополнительного дохода, что способствует росту благосостояния населения. К такому выводу пришли исследователи Высшей школы экономики, изучившие новые тренды на рынке трудовых ресурсов. Преимущества платформенной занятости — низкие барьеры на вход, свобода в выборе рабочего графика и возможность дистанционного предоставления услуг. Эти свойства делают привлекательной эту сферу для маломобильных и уязвимых категорий.

Между тем универсального определения платформенной занятости в законодательстве нет, а значит, нет механизмов защиты трудовых прав и социальных гарантий таких работников. Эксперты ВШЭ задумались, как совместить гибкость работы платформ и социальные гарантии традиционной наёмной работы. Свои выводы они представили в докладе "Платформенная занятость: определение и регулирование".

Число их не счесть

Чёткого определения платформенной занятости нет не только в отечественном законодательстве. Отсутствует оно и в правовых системах других стран.

Между тем, по оценкам Международной организации труда, общее число платформ, через которые ведётся обмен информацией между заказчиками работ и поставщиками, за 10 лет выросло почти в 5,5 раза, со 142 до 777, 49% из них специализируются на сфере доставки, 36% — на работах в онлайне (разработчики, web–дизайнеры и др.), около 14% — на услугах такси. Посчитать всех людей, охваченных платформенной занятостью, не так просто.

В Высшей школе экономики отмечают, что масштаб этого рынка можно установить лишь ориентировочно. В частности, в США подобная форма предоставления труда охватывает от 5 до 15% занятых. Подавляющее большинство этих людей работают на платформах по несколько дней или даже часов в месяц. Наибольший уровень такой занятости в Европе, например, в Испании он составляет от 18 до 27%. Установить уровень платформенной занятости в России мешает значительная доля теневого сегмента. Некоторые исследователи отталкиваются от численности самозанятых, но далеко не все из них связаны с платформами. По оценкам ВШЭ, её будущая динамика оценивается от 6–8 млн сейчас до 15 млн человек к 2030 году.

Сам себе гарант

Планомерному развитию этого сектора рынка труда помешала пандемия коронавируса. На фоне распространения болезни обострились вопросы социальной незащищённости работников. И хотя спрос на услуги доставки товаров на дом во всех странах мира увеличивался, по некоторым оценкам, в период введения карантинных ограничений до половины платформенных работников лишились доходов, а у двух третей оставшихся он существенно снизился. То есть изменившаяся ситуация в мире подчеркнула уязвимость этой категории занятых в условиях экономических шоков. По мнению заместителя директора Института социальной политики ВШЭ Оксаны Синявской, лёгкость ухода в тень и ограниченность социальных гарантий, в частности относительно небольшая разница между социальной и страховой пенсией, вряд ли могут мотивировать платформенных работников на легализацию их деятельности.

По оценкам ВШЭ, существующий формат платформенной экономики создаёт существенную дополнительную административную и налоговую нагрузку на агрегаторы и повышает риски нерентабельности их деятельности. В России существует два варианта легального оформления сотрудничества с платформами: индивидуальное предпринимательство и самозанятость. Третий вариант — теневая занятость, которая оставляет исполнителей вне правового поля. С точки зрения соотношения издержек и выгод ближе всего к оптимальному решению оказывается самозанятость, преимуществами которой выступают легальный юридический статус, упрощённый налоговый режим и при этом очень простая процедура оформления. Однако отсутствие в ней минимальных социальных гарантий может стать в будущем источником новых социальных рисков.

Директор Национальной гильдии фрилансеров Кирилл Аношин ссылается на исследование по рынку: "Спрашивали самозанятых, что же мешает им решиться выйти из тени и легализовать свои доходы, — чаще всего респонденты отвечали, что отсутствие социальных гарантий. Поэтому любые действия, которые дают преимущества работникам, воспринимаются ими на ура".

Исследователи ВШЭ считают, что стремление урегулировать новый вариант гибкой занятости через распространение на неё традиционных социальных гарантий с соответствующим объёмом платежей нанесёт серьёзный урон платформенной экономике и создаст реальную угрозу её существованию. Опыт европейских стран показывает, что повышение социальных гарантий для занятых в платформенной экономике должно исходить из принципа добровольности страхования. Важными элементами включения нового формата занятости в систему социальных гарантий могли бы стать мягкое регулирование и расширение возможностей добровольного страхования определённых рисков при сохранении статуса самозанятости, считают эксперты.