Фото: gazprom.ru
Фото: gazprom.ru

Движение вверх: градозащитники и архитекторы оценили идею второго "Лахта Центра"

668
Вадим Кузьмицкий
7 июня 2021, 12:08

В мире сохраняется мода на небоскрёбы, и влиятельные люди, очевидно, хотят, чтобы Петербург ей соответствовал. Но, похоже, не все.

Прошло почти 2 недели с того момента, как на заседании межведомственного совета по реализации соглашения о сотрудничестве между Санкт–Петербургом и ПАО "Газпром" был представлен концепт небоскрёба "Лахта Центр 2" высотой более 700 метров. Это произошло в преддверии Петербургского международного экономического форума. А на самом ПМЭФ об этом как будто особо и не говорили. Когда же губернатора Александра Беглова попросили прокомментировать планы по этой высотке, он уклонился: "Я пока не комментирую. Давайте мы проведём форум, а потом будем давать комментарии".

До сих пор не было полноценного анонса мегапроекта с указанием его целей, функционала и даже места строительства.

"По моему личному опыту сотрудничества с “Газпромом” в Санкт–Петербурге, мегапроекты, подобные “Лахта Центру”, начинаются совершенно другим образом: после тщательного поиска приобретается большой и градостроительно значимый участок земли, затем следует подготовка технического задания к закрытому международному конкурсу и проведение самого конкурса, в итоге которого выбирается идея и архитектор", — рассказал "ДП" руководитель творческого коллектива фазы 1 "Лахта Центра" архитектор Филипп Никандров.

Офшорная зона

Эскиз с островом среди моря, очевидно, слишком абстрактный, хотя и он позволяет сделать определённые выводы. Так, руководитель экспертной группы комиссии по горхозу ЗакСа Александр Карпов в беседе с "ДП" высказал мнение, что акваторию Финского залива от Невы до маяка Толбухин пора включать в границы Петербурга. Ныне, отметим, там своего рода офшорная зона, где, например, не действует надлежащим образом городское высотное регулирование. По словам Карпова, это притягивает туда всевозможные идеи намывов, которые уменьшают размер Невской губы и вызывают вопросы с экологической точки зрения.

Саму идею новых высотных доминант профессиональное сообщество в целом не отвергает, но эксперты предлагают задуматься о разных вариантах. В частности, собеседники "ДП" среди архитекторов называют южный берег Финского залива как возможное место для сравнительно высокого здания (если это не помешает безопасной работе аэропорта).

"Я бы спокойно относился к возможности строительства новых небоскрёбов в городе. Например, считаю, что юго–западная часть города и вообще южный фланг морского фасада могли бы быть поддержаны высотками", — рассуждает член Градсовета архитектор Феликс Буянов.

Акценты важны для нашего города. Ведь Петербург лишился многих из них на своей небесной линии в результате богоборчества 1930–1960–х годов. Вопрос — как их создавать, рассуждает Буянов.

Предложение "Газпрома" пока очень сырое, и неслучайно участок не показывают. Но в принципе стройку такого здания зодчий поддерживает. "Это и технологии, опыт, это деньги, которые придут в город", — говорит он.

Кроме того, мода на небоскрёбы в мире не прошла. В том числе в развитых странах, таких как Швеция и Финляндия. В центре Базеля несколько лет назад построили башню Рош (178 метров), самое высокое здание в Швейцарии. В Америке Нью–Йорк переживает бум небоскрёбостроения и соревнуется с китайскими городами.

Не превращать в лес

Координатор "Живого города" и член Совета по наследию Юлия Минутина–Лобанова считает, что потребности в общегородских высотных доминантах нет. Поскольку опыт возведения таких зданий, как башня "Лидер", с её точки зрения, "достаточно беспомощный", без продолжения "вполне можно обойтись". При этом допустимо создавать акценты в спальных районах. Они, конечно, не должны быть невероятно высокими. И лучше их ставить не на побережье, а в глубине материка. Потому что там под них можно заранее спроектировать такую градостроительную ситуацию, которая будет работать на этот акцент. Не зависеть от уже существующих городских пространств (как Финский залив для "Лахта Центра"), а формировать принципиально новую среду.

"Чтобы это не было, с одной стороны, в чистом поле, а с другой — чтобы не допускать появления леса из небоскрёбов", — говорит Минутина–Лобанова. "Я сама не поклонник высотных зданий. Мне рядом с ними неуютно. Не вижу в них смысла, красоты, но допускаю, что могут быть другие точки зрения", — добавляет она.

Никандров напоминает, что в процессе развития проекта небоскрёба может поменяться не только программа и концепция проекта, но и его высота, название и даже местоположение. "Но мой опыт также говорит о том, что если “Газпром” однажды анонсировал мегапроект, то, уж будьте в этом уверены, доведёт его до конца, причём построит даже больше и выше, чем предполагалось изначально. Пусть позже и в другом месте", — говорит зодчий.

Ему кажется неправильным располагать высотку рядом с "Лахта Центром 1". "Я никогда бы не предложил строить в районе Лахты вторую башню, которая морфологически и силуэтно напоминала бы “Лахта Центр” и при этом была бы больше и выше него", — отмечает Никандров. Он считает, что их близость создаст не "диалог" двух доминант, а "карикатурное соревнование в высоте" и в итоге приведёт к "взаимному подавлению и девальвации обоих объектов при их наложении в панорамах".

Политконсультант Валентин Бианки считает, что даже на нынешней стадии проект требовал времени и денег и это не сиюминутная пиар–кампания (такая, например, как попытка отвлечь внимание от Охтинского мыса). Карпов же видит суть в том, что петербургских чиновников задуманное не порадовало, но "прямо отказать уважаемым людям очень сложно".