Картой не вышел: "подозрительные" профили петербуржцев пометят

9487
Вадим Кузьмицкий
30 июня 2021, 07:26

Смольный готовится перенастроить информационную систему "Единая карта петербуржца" (ЕКП) таким образом, чтобы в ней можно было помечать профили владельцев, вызывающие "подозрение".

ГКУ "Центр информационного сопровождения" (ЦИС, структура комитета по экономической политике и стратегическому планированию, которая является оператором данных Единой карты петербуржца) разместило на сайте государственных закупок запрос цен на выполнение работ по "развитию" системы "ЕКП". В соответствии с техзаданием, среди прочего "необходимо реализовать возможность установки метки “Подозрительный” для держателей ЕКП при просмотре данных цифрового профиля".

Подобное требование входит в комплекс задач "развитие цифрового профиля держателя", в рамках которого "необходимо обеспечить развитие функционала хранения в цифровом виде данных о держателях ЕКП", и соседствует с параграфами об интеграции с биржами труда, базами данных о состоянии окружающей среды и библиотеками. Конкретные решения должны быть уточнены в ходе дальнейшей разработки, гласит документ. Определиться с поставщиком собираются до осени; прежде, по плану закупок, на это думали потратить около 100 млн рублей.

Анализируй это

Цифровые профили держателей карт появились на серверах ЕКП в минувшем году, их включил туда по заказу города разработчик системы — московское АО "Аиса ИТ–сервис".

Контракт, предусматривавший это и другие нововведения, обошёлся Петербургу примерно в 180 млн рублей. По данным "Контур.Закупки", в соответствии с обнародованным тогда техзаданием профиль пользователя включает большой массив информации. В том числе персональные данные держателя и историю изменений, а также его интересы, "активности участия держателя ЕКП в проводимых опросах, голосованиях и историю начисления держателю бонусных баллов за проявленные активности". О каких голосованиях идёт речь, не уточняется, но, вероятно, это голосования на сайте ЕКП.

Хранение данных "должно быть организовано с учётом перспективы использования технологий обработки больших данных и нейросетей для их анализа с целью автоматического формирования рекомендаций для держателей ЕКП на дальнейших этапах развития ЕКП", говорится в материалах. Эти дальнейшие этапы уже стоят в планах закупок; всего по программе "Повышение эффективности государственного управления в Санкт–Петербурге" расходы на развитие и сопровождение системы "ЕКП" в 2020–2025 годах составят почти 1,4 млрд рублей.

"Мы получим доступ к информации о том, кто какие услуги и в каком объёме получает. Это уже можно анализировать в любом разрезе: по районам, по возрастам, по полу, по профессиональным занятиям", — говорил в 2019 году "ДП" Евгений Елин, бывший тогда вице–губернатором Петербурга.

ЕКП представляет собой дебетовую банковскую карту "Мир" с дополнительными возможностями, её по соглашению с городом выпускают три банка: Сбербанк, ВТБ и "Санкт–Петербург". Изначально в Смольном планировали, что в карту будут интегрированы разные социальные функции. Сейчас её можно связать с полисом ОМС и с цифровой подписью. А также получать скидки у партнёров проекта и при проезде в метро.

Цифровой путь

Так совпало, что одновременно к 2025 году должна завершиться разработка для каждого россиянина "персональной траектории развития" — "непрерывного оцифрованного “пути” развития человека в образовательной и цифровой деятельности". Об этом говорится в паспорте федерального проекта "Кадры для цифровой экономики" (часть национальной программы "Цифровая экономика РФ"), утверждённом в 2019 году. Проект подаётся как помогающий в образовании и профориентации, поскольку он "будет фиксировать все точки на пути к достижению запланированной цели, персонально под потребности каждого человека".

Многие государства экспериментируют с оцифровыванием жизни своих граждан. Так, в Китае запущена система социального кредита, по которой каждому гражданину Поднебесной присваивается рейтинг в зависимости от его общественной благонадёжности, в частности соблюдения норм рождаемости. Низкие рейтинги затрудняют жизнь: подозрительным могут не продать авиабилеты, им сложно устроить детей в частные школы или получить доступ к государственным должностям. И наоборот, высокий рейтинг несёт льготы и скидки.

фонд Bertelsmann Stiung
Фото: фонд Bertelsmann Sti ung

В Москве власти тоже интересуются механизмами присвоения горожанам цифровых меток, хоть и не в таких оруэлловских деталях. Сейчас в рамках создания свободных от коронавируса зон через портал мэрии столицы реализована выдача QR–кодов, необходимых при посещении заведений общепита. Те, у кого нет такой метки, считаются потенциально опасными в нынешней эпидемситуации и зайти в кафе не могут. Ранее, во время второй волны коронавируса, в телефоны инфицированных москвичей в обязательном порядке ставили программу "Социальный мониторинг", которая отслеживала соблюдение ими карантина и требовала время от времени присылать селфи в домашних интерьерах. Свой программный продукт Москва бесплатно предлагала другим регионам, но особым спросом он не пользовался.

На этом фоне 20 мая нынешнего года, по данным системы "Контур.Фокус", на компанию "Аиса ИТ–сервис" Роспатентом был зарегистрирован товарный знак "Единая карта региона". "Обширный функционал данной карты позволяет адаптировать её под любой регион РФ", — утверждается на сайте компании.

Засекреченные сведения

ЕКП также продвигается за счёт скидки на проезд в метро. В мае 2021 года проекту исполнилось 2 года, сообщили на сайте ЦИС. Сейчас выпущено более 800 тыс карт. По данным ЦИС, картой владеет "каждый четвёртый экономически активный петербуржец".

В 2020 году постановлением городского правительства изменены цели создания системы "ЕКП". Раньше это было "информационно–аналитическое обеспечение деятельности исполнительных органов" и "повышение эффективности функционирования системы государственного управления" при предоставлении мер социальной поддержки, а также "обеспечение эффективного расходования средств бюджета Петербурга". Теперь про экономию бюджета убрали, зато добавили новый пункт: "обеспечение обмена информацией между исполнительными органами, указанными в приложении к положению, иными органами и организациями".

Полный список этих институций не раскрывается. Впрочем, не секрет, что некоторые органы и организации уже ведут реестры подозрительных граждан. Так, в марте нынешнего года из ответа замначальника петербургской полиции Дмитрия Веселова на обращение депутата ЗакСа Бориса Вишневского стало известно, что Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД России подготовил и передал в районные отделения МВД в Петербурге "списки лиц, причисляющих себя к организациям протестного толка, деятельность которых может способствовать нарушению общественного порядка, прав граждан, не участвующих в публичных мероприятиях".

При составлении списков в ведомстве руководствуются "комплексом сведений", методика составления которого как часть оперативно–разыскной деятельности составляет государственную тайну. С подозрительными по списку проводили предупредительные беседы.

Без ограничений

В комитете по экономической политике, однако, "ДП" заявили, что установка меток носит технический характер и не предполагает "ограничение прав и возможностей граждан — держателей карт". По словам чиновников, она "является рабочим инструментом в интерфейсе администратора информационной системы “ЕКП” в целях оптимизации процесса обслуживания держателей ЕКП. Метка назначается при выявлении в цифровом профиле держателя ЕКП технической ошибки. После определения причины ошибки (технический сбой, подмена значений) и её устранения метка снимается". В комитете также заявили, что не планируют интегрировать в ЕКП сведения о вакцинации её держателя.

В том или ином виде многие экосистемы и сервисы собирают данные. В страховых компаниях для любого покупателя ОСАГО есть понятие коэффициента, который может быть как понижающим, так и повышающим. То же и банки — у них есть понятие кредитной истории, насколько человек аккуратно гасит кредиты. То есть это (рейтинги. — Ред.) распространено там, где готовы платить, где есть экономика. А что касается социального капитала, то есть насколько аккуратно ты ходишь по улицам, здесь цель–то на самом деле [убедиться], не выступал ли человек на митингах, не является ли он активным участником протестов. Но масштабировать эту систему очень сложно. Потому что нужно хранить и обрабатывать просто колоссальный объём информации, а здесь неизбежны ошибки. У той же системы распознавания лиц точность далеко не 100%, а 90–95. И представьте, что у вас в городе на миллион человек 50 тыс. сталкиваются с ошибками, которые надо исправлять. А теперь умножьте 5% на 147 млн человек. Представляете, сколько ошибок? Это будет мегаскандал. Суперлояльный властям человек придёт куда–нибудь, и ему откажут на том основании, что он похож на какого–то несогласного. Будет целая армия пострадавших, и всё превратится в лавину недовольства в том числе среди лояльных властям людей. И эффект получится обратный ожидаемому. Поэтому в Китае всё это работает только в одном городе.
Юрий Брюквин
Юрий Брюквин
гендиректор аналитического агентства "Рустелеком"
О нас, в принципе, и так все всё знают, кому это нужно. Сбор информации — нормальная практика. Но обычно это именно информация о человеке. Характеристика — это несколько иное. Разделять нас по категориям государство, по идее, не имеет права, для него все граждане равны. Поэтому я надеюсь, что такого разделения не будет. Вопрос также в том, чтобы информация о человеке не была доступна третьим лицам. Поэтому big data, как правило, передаются партнёрам в обезличенном виде.
Денис Кусков
Денис Кусков
гендиректор аналитического агентства Telecom Daily
Государство уже это делает (следит за подозрительными гражданами. — Ред.). Такие базы данных существуют, причём давно. Мы знаем, что у полиции есть база людей, которые помечены как подозрительные. На десятки, если не на сотни тысяч человек. По моей оценке, по всей России такая база содержит не менее 200 тыс. человек. А может, и больше. Их предупреждают, чтобы они не выходили на улицы готовить акции. За ними следят, когда они ездят на самолётах, на поездах. Иногда к ним подходят, иногда не подходят. Я сам прилетал на Кавказ, меня снимали с самолёта и спрашивали: "Зачем ты прилетел?" Конечно, это грубейшее нарушение всего, что может быть.
Лев Пономарёв
Лев Пономарёв
правозащитник, включённый в реестр СМИ–иноагентов