Стало туго: бизнес остался наедине с налоговыми трудностями

8675
Евгений Петров
21 июля 2021, 07:17

Городской бизнес в разы нарастил задолженность по налогам. По оценке фискального органа, объём отсроченных налоговых платежей за год увеличился в 2,3 раза. Отложенные поступления в местный бюджет повысились в 7,4 раза.

На 1 июня текущего года совокупный объём отсроченных налоговых платежей петербургского бизнеса, по данным ФНС РФ, превысил 5,4 млрд рублей, увеличившись за год в 2,3 раза. Под это определение подпадают те обязательные платежи, по которым предпринимателям удалось договориться с фискальными органами о переносе сроков.

Вслед за налогами

Ещё год назад 99% отложенных платежей приходилось на федеральный НДС. Сегодня половина отсрочек составляют страховые платежи, из которых пополняется пенсионный фонд и система ОМС.

Одновременно в 7,4 раза выросла реструктурированная налоговая задолженность перед местным бюджетом, сейчас она занимает долю 4% в общем объёме. И хотя на фоне доходной части бюджета города местные отсрочки выглядят ничтожными (всего 229 млн рублей против 652 млрд), динамика роста очевидна: бизнес оказался наедине со своими трудностями по исполнению налоговых обязательств.

Предоставление налоговой отсрочки не решает проблему, а переносит её на более поздние сроки, постепенно увеличивая долговую нагрузку: рано или поздно предпринимателям придётся заплатить и за прошлые, и за наступившие налоговые периоды. Или расписаться в беспомощности и согласиться на банкротство.

Текущая ситуация, помимо бюджета, уже затрагивает интересы банков, которые фактически вычёркивают предпринимателей, договорившихся об отложенных платежах в бюджеты, из кандидатов на получение кредитов.

О потенциальных рисках бизнес заговорил ровно год назад, когда правительство РФ из–за пандемии коронавируса разрешило пострадавшим отраслям перенести обязательные налоговые платежи на срок от 3 месяцев до 5 лет. Но начисление налогов никто не отменял.

Определить долю задолженности, перешедшей из отсроченной в невозможную к взысканию, пока затруднительно: прошло слишком мало времени. По данным ФНС, общая урегулированная налоговая задолженность за год выросла на 9%, или на 3,4 млрд рублей.

С начала 2021 года темп роста ускорился, за 5 месяцев она увеличилась на 2,4 млрд, или 6%, превысив 41 млрд рублей. К ней налоговики относят в том числе и суммы, уже переданные на взыскание судебным приставам (доля 14%) или приостановленные к взысканию в процедуре банкротства (54%).

Пока на начало июня налоговики отчитались о полном списании 3,5 млрд рублей задолженности прошлых лет, из которых лишь 1 млрд приходится на сами налоги, ещё 2 млрд — на проценты, пени и штрафы. 0,5 млрд — на задолженность по ЕСН и страховым взносам.

Факт предоставления бизнесу отсрочки по налогам для банков должен служить стоп–сигналом. Тем не менее объём выданных займов субъектам малого и среднего предпринимательства (МСП) в Петербурге в январе–мае текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос в 1,5 раза, до 279 млрд рублей.

Просроченная задолженность (неплатежи более 90 дней) увеличилась на 12%, до 39 млрд. Впрочем, благодаря активному росту портфелей доля проблемных кредитов сократилась с 12% в январе до 10% к лету текущего года.

Численность малых

Преимущество при взыскании задолженности имеют как раз налоговики, но банки пока официально не говорят об отказе в предоставлении займов. Как сообщили в пресс–службе УБРиР, банку важна хорошая кредитная история, и если заёмщик не допускал просрочки, у него нет задолженностей перед бюджетом или налоговыми органами, то заявка будет рассмотрена.

В пресс–службе Сбербанка отметили, что в основном заёмщики смогли справиться с последствиями ограничений, вводимых в 2020 году.

"Финансовая отчётность заёмщиков по итогам 2020 года не принесла неприятных сюрпризов, на уровне макроэкономических показателей наблюдаем уверенное восстановление экономической активности.

С другой стороны, очевидно, что запас прочности ограничен и каждый новый раунд антиковидных мер негативно отражается на бизнесе, — рассуждают в Сбербанке. — Компании наращивали долговую нагрузку в условиях кризиса, и её более высокие уровни представляют собой дополнительные риски для кредитора и требуют более тщательного анализа сделок".

Банки не хотят говорить, к каким последствиям могут привести возросшие объёмы налоговых отсрочек и каков из–за них потенциальный объём невыданных кредитов. По оценке "ДП", сегодня средняя сумма долга субъекта МСП превысила 2,1 млн рублей против 1 млн в январе 2020–го.

При таких темпах наращивания нагрузки скоро станет некого кредитовать: ЦБ РФ ужесточает требования к ссудам, нужны ликвидные залоги. Банки могут обнаружить финансовые сложности заёмщиков чуть позднее, чем их фиксирует налоговая, и то при условии, что у них налажен механизм мониторинга ссудной задолженности.

Как рассказывает Анастасия Ускова, генеральный директор платформы "Рокет Ворк", отсрочки по налогам стали одним из ключевых инструментов поддержки предприятий.

"Отсрочка не равно отмена, долги по налогам, накопившиеся в прошлом году, приходится платить. А денег у бизнеса больше не стало, — говорит Ускова. — Потребительский спрос только в мае этого года вернулся к росту, а структура расходов населения приблизилась к докризисной.

Но на фоне рекордной закредитованности и огромного объёма долгов перед государством, умноженных на вяло восстанавливающийся спрос, бизнес всё равно в глубоком кризисе. Задолженность по налогам продолжает расти, а такой расклад хорошего не сулит".

По словам эксперта, просрочки по налоговым платежам грозят бизнесу блокировкой счетов, что сделает дальнейшую работу практически невозможной. Следовательно, под ударом не только собираемость налогов, но и рабочие места, и даже общий объём ВВП.

"Большие долги увеличивают “смертность” предприятий, многие просто бросили своё дело. Так, в первом полугодии 2021 года примерно половина всех закрывшихся предприятий были исключены из единого реестра по инициативе ФНС — это те, кто имел задолженность перед бюджетом или не подавал отчётность", — резюмирует Ускова.

Объективно с численностью предпринимателей в Петербурге всё хорошо. Как следует из данных налоговых органов, ежемесячно в Петербурге по банкротству ликвидируется менее чем по 50 организаций, или 0,01% от общего количества.

Но из–за сроков процедуры, которая может занимать несколько лет, влияние пандемии на эту статистику не очевидно. Основная причина закрытия бизнеса — действия налоговиков.

В городе ежемесячно по воле регистрирующего органа прекращают существование две трети предприятий. Но и здесь есть субъективное объяснение: часть бизнеса переходит в статус самозанятых или индивидуальных предпринимателей. И уже от них, как ранее писал "ДП", налоговики добиваются потрясающих результатов: сборы от ИП по итогам первого полугодия выросли на 20% год к году, а самозанятые принесли уже 0,5 млрд рублей.

Всё возрастающий объём отсроченной налоговой задолженности вызывает беспокойство, доходная часть нашего городского бюджета недосчиталась части запланированных поступлений. И пусть цифры пока не такие пугающие, общая тенденция уже налицо. Новые правила отсрочки и рассрочки задолженности по налогам, авансовым платежам и страховым взносам (включая взносы "на травматизм") действуют с апреля 2020 года. Они утверждены постановлением правительства РФ. Данную меру поддержки точно нельзя назвать излишней, и я не считаю, что её предоставление расхолаживает или демотивирует предпринимателей исполнять свои обязанности перед государством надлежащим образом. Первопричин сложившейся ситуации несколько. Само собой, это пресловутые экономические показатели. На фоне пандемии малый и средний бизнес значительно пострадал, часть предприятий вовсе покинули рынок. Поэтому в условиях финансовой нестабильности налоговое бремя стало просто непосильно для наиболее пострадавших плательщиков. Кроме того, увеличение налоговой задолженности я связываю с возросшей налоговой нагрузкой примерно в такой же пропорции (блокировки счетов банками, действия налоговой и правоохранителей). И всё это происходит параллельно на фоне падения покупательского спроса (за исключением разве что продовольственного рынка).
Михаил Пономарёв
Михаил Пономарёв
Руководитель юридической компании "Профи–Лекс"
Если отложенные налоговые платежи связаны с финансовыми трудностями в бизнесе, то банк не сможет профинансировать клиента. Безусловно, это риск. И риск в первую очередь для самой компании или предпринимателя. В целом темпы банковского кредитования при этом не пострадают, так как банк детально анализирует финансовую устойчивость потенциального заёмщика, в том числе его обязательства. Соответственно, если бизнес не справляется с текущими обязательствами, то получить кредитные средства не сможет. Такая же логика действует и в случае с просроченными кредитами.
Дмитрий Смирнов
Дмитрий Смирнов
Директор департамента малого бизнеса Росбанка
Очень много компаний стали неплатёжеспособными. Бизнес не справился с негативными последствиями пандемии. Причём это бизнес, который пока не стал банкротом, но фактически уже не может исполнять свои финансовые обязанности. Особенно такие тенденции заметны в регионах. Данные за 2021 год не отражают всю картину. Необходимо видеть, как росла реальная, а не просроченная задолженность по налогам и в прошлом году, и в позапрошлом. А в 2020–м налоговые органы могли пропускать сроки для взыскания налогов из–за приостановки действий в отношении налогоплательщиков.
Давид Капианидзе
Давид Капианидзе
Партнёр налоговой практики BMS Law Firm