Фото: Сергей Ермохин
Фото: Сергей Ермохин

Взять всё и поделить: шеринговая экономика демонстрирует бурный рост

8889
Дарья Дмитриева
24 сентября 2021, 07:17

Философия совместного использования ресурсов всё больше прорастает в бизнес. Кажется, что шеринг сегодня по вкусу и стартапам, и большим компаниям. Но страх "брать не своё" ещё присутствует и сдерживает развитие.

Экономика совместного потребления с каждым годом показывает уверенный рост. По подсчётам Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) и ТИАР–Центра, совокупный объём транзакций на шеринг–платформах в 2020 году составил порядка 1,07 трлн рублей. В 2020 году рынок вырос на 39% относительно 2019–го.

Драйверами роста эксперты называют С2С–коммерцию и онлайн–биржи труда. Рынок купли–продажи б/у товаров между физлицами по итогам года оценивается в 838 млрд рублей, а объём транзакций в сегменте услуг фриланса составил в 2020 году порядка 183 млрд рублей.

Вкалывают роботы

У петербуржца понятие шеринга скорее ассоциируется с прокатом велосипедов и самокатов, а также арендой вещей. Хотя в общем объёме шеринг–экономики их доля составляет менее 0,1% в совокупности (данные РАЭК и ТИАР–Центра). Кстати, до сих пор свежа память о том, как в СССР и даже в начале 2000–х люди брали в прокат телевизоры, холодильники, а позднее — DVD–диски и кассеты.

По мнению генерального директора Центра социального проектирования "Платформа" Марии Макушевой, шеринговая экономика частично опирается на старые модели поведения: желание сэкономить, не покупая товары, которые используются редко. Значительную долю на потребительском рынке шеринга занимают вещи, которые используются ситуативно (от свадебных костюмов до велосипедов, палаток или перфораторов), а также предметы, подчёркивающие статус (дорогие часы).

Но бизнес не менее заинтересован в том, чтобы использовать ресурсы, не приобретая их. Помимо экономии на издержках в этом есть и экологический посыл: стремление к бережливому производству и осознанному потреблению.

Евгений Лукьянчиков, директор по развитию бизнеса "Ситимобил", считает, что шеринговая экономика может стать подспорьем для предпринимателей. Например, владельцы предприятий могут сдавать в аренду простаивающие активы: автомобили, самокаты, офисы и многое другое.

Нынешней осенью стартап Teleitems запускает в Петербурге пилотный проект компактного роботизированного даркстора. В ближайшие годы в городе планируется ввести 12–14 таких складов. Они будут доступны интернет–магазинам и продавцам маркетплейсов как сервис. Всё, что необходимо делать клиентам, — привезти товары на распределительный склад и передать информацию о заказах. Сервис соберёт нужные товары на ближайшем микроскладе, упакует в сейф–пакет и доставит покупателю.

"Большая часть площади склада — роботизированное хранилище. Также есть публичная зона, где находится станция комплектации. Задача робота — взять контейнер со стеллажа и доставить его на станцию комплектации. Далее курьер забирает из контейнера нужные товары, упаковывает их и отправляет на доставку. Склад работает полностью автономно, ему на постоянной основе не требуются начальники, комплектовщики и товароведы", — рассказал "ДП" основатель и генеральный директор Teleitems Павел Смольников.

Робот и станция комплектации являются собственными разработками компании, стоимость проекта не разглашается. В строительство сети дарксторов на днях инвестировал старший управляющий директор "Сбера" Александр Зозуля, известный тем, что в своё время на раннем этапе поддержал сервис доставки "Самокат". По итогам сделки он получил 5% в Teleitems.

"Петербург нуждается в современной инфраструктуре для онлайн–ретейла. Этот рынок растёт на десятки процентов в год, а логистика не всегда успевает за такими темпами. Роботизация уже является рыночным консенсусом, в том числе и для стран со сравнительно невысокой стоимостью труда, таких как Россия", — рассказал инвестор "ДП".

Интересно, что сама компания не будет продавать свои товары с помощью даркстора, а предоставит его для использования продавцам маркетплейсов и брендам, развивающим прямые каналы продаж (d2c).

По словам генерального директора Colliers в Санкт–Петербурге Андрея Косарева, в Северной столице практика такого использования складов пока не распространена, единственный пример — услуги ответственного хранения.

Догнать Амстердам

Одно из самых популярных направлений экономики совместного пользования, в том числе в сфере b2b, — сервисы каршеринга и подписки на автомобили. По мнению генерального директора группы "Газпромбанк Лизинг" Максима Калинкина, активное проникновение шеринговой экономики в автомобильный сектор влияет в целом на рост автолизинга.

По итогам первого полугодия 2021 года этот сегмент показал рост на 73% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Такая динамика связана с восстановлением спроса на услуги такси и каршеринга после 2020 года, когда эти сервисы по большей части оказались невостребованными из–за ковидных ограничений. Не менее любопытно наблюдать за петербургским рынком коворкингов. Руководитель практики стратегического консультирования в секторе недвижимости PwC в России Антон Панарин указывает, что их доля в общей структуре офисного предложения составляет около 1%. В то время как в Лондоне или Амстердаме стремится к 10%. Больше всего коворкинги интересны стартаперам. Крупные компании предпочитают рассаживать в них IT–персонал.

"Гибкие офисные пространства набирают популярность и среди госкорпораций, которые получают готовый продукт под ключ, с отделкой, грамотным зонированием и меблировкой, оборудованием. Это возможность быстро взять в аренду офис, без тендеров на отделку, закупку мебели, оборудования и комфортно рассадить сотрудников", — подчёркивает партнёр "БестЪ. Коммерческая недвижимость" (сеть коворкингов PAGE) Станислав Ступников.

Андрей Косарев из Colliers отмечает, что коворкинги — это пример, когда большой объём потенциального спроса и рынка сочетается с эффективностью.

Своё ближе к телу

Аутсорс как форма шеринга тоже продолжает развиваться. Особенно в сферах, где нагрузка меняется в зависимости от сезона, например в ретейле.

"Я думаю, что в компаниях сохранится базовый штат: специалисты, менеджеры, самые ценные кадры, о которых имеет смысл заботиться и удерживать. А линейный персонал будут обеспечивать компании–провайдеры", — отмечает основатель GigAnt Денис Решанов.

Однако шеринг ещё не вполне прижился в России в силу наличия культурных барьеров. Ценность собственности и опасение пользоваться тем, что тебе не принадлежит, для современного человека остаются привычными.

"Использование чего–то в кооперации с другими — признак стартапа или небольшой компании. Шеринг пока говорит бизнес–партнёрам или клиентам преимущественно об экономии, а не об ответственном отношении к потреблению ресурсов. У части собственников, особенно старой закалки, также есть устойчивое предубеждение против шеринга. От этих установок сложно отказаться быстро", — резюмирует Мария Макушева.

Шеринг — это не модель бизнеса, а скорее его философия. Идея в том, что у одних людей есть ресурс или его избыток, который нужен другим. И этот ресурс нужно не приобретать, а иметь доступ к нему. Бизнесу необходимо использовать шеринговые инструменты — маркетинговые ходы, нестандартные подходы к привлечению специалистов, новые сегменты рынка. Кроме того, шеринг позволяет уменьшить расходы за счёт того, что бизнес не имеет ресурсы в собственности, но может получить к ним доступ. Толчок развитию шеринговой экономики дали цифровые технологии. Благодаря компьютерным технологиям развивается онлайн шеринговый бизнес. В Сети можно предлагать продукты и услуги, пользоваться ими, вести учёт и контроль. На мой взгляд, за шерингом будущее. Ввиду ограниченности ресурсов главным становится не владение, а возможность использования. Это вопрос децентрализации, устранения вертикальных регулирующих структур, развития горизонтальных связей между людьми. Краудфандинговые платформы (использование шеринговых финансов) достаточно широко используются и уже показали свою эффективность. Краудфандинг прежде всего помогает развивать инновационный бизнес. Как правило, таким компаниям сложно получить традиционное финансирование из–за больших рисков для инвесторов. Считаю, что молодым предпринимателям необходимо обратить особое внимание на шеринг во всех областях.
Игорь Люкевич
Игорь Люкевич
Доцент высшей инженерно-экономической школы СПбПУ
Шеринговая экономика построена на динамическом масштабировании. Чем больше заказов, тем больше требуется ресурсов (машин, курьеров, оборудования). Если объём заказов сокращается, должна сократиться и инфраструктура. В основе большинства проектов стоит оператор (IT–сервис), который эффективно соединяет клиентов и владельца продукта. Инфраструктура таких операторов почти всегда построена в облаках, чтобы расти и уменьшаться строго вместе с ростом объёмов. Сервисная модель внедрения инноваций позволяет бизнесу получать готовые элементы инфраструктуры или процессов.
Леонид Аникин
Леонид Аникин
Директор по развитию "Mail.ru Цифровые технологии"
Тема шеринга намного разнообразнее и глубже, чем представляется на первый взгляд. Помимо шеринга вещей набирают популярность шеринг ПО, жилья в виде уже ранее существовавшего формата "коммуналки", но с другой тональностью (коливинги). Наш маркетплейс можно рассматривать как шеринг трафика и заказов (клиентов привлекаем мы, а продажи получают наши продавцы). Для бизнеса, который только начинает свой путь, это хороший способ быстро принять решение, стоит ли развиваться в этом направлении, оценить потенциальные риски. Стоимость услуг шеринговых сервисов будет расти, и со временем компании, их предоставляющие, могут стать монополистами.
Павел Смирнов
Павел Смирнов
Руководитель проектного офиса маркетплейса "Сбермегамаркет"

В контексте

Социализм, который мы заслужили

Иван Воронцов

К шеринговой экономике многие до сих пор относятся с иронией, продолжая изобретать поднадоевшие шутки на тему "миллениалы придумали общагу" (колхоз, прокат и так далее). Тем временем шеринги всех типов и направлений продолжают развиваться, меняя не только подходы к ведению бизнеса, но и мир в целом. В чём–то нынешнюю шеринг– революцию можно сравнить с бумом потребительского кредитования, который охватил западный мир в середине XX века (а нас, как водится, попозже).

Идея, что не обязательно иметь полную сумму для покупки того или иного товара, перевернула потребительское поведение. Жизнь в долг внезапно оказалась не постыдной, а престижной. В результате сейчас так живёт весь мир, от рядового обывателя до крупнейших корпораций и ядерных сверхдержав. Разумеется, у такого типа мироустройства есть тёмная сторона, и мы регулярно с ней сталкиваемся: ипотечные и инвестиционные пузыри в США, растущая сумма мирового долга, в середине сентября обновившая исторический максимум (сейчас все должны всем около 296 трлн долларов), бездна микро кредитования, засасывающая малообеспеченные слои российского общества.

Шеринг, на который сейчас возлагается так много надежд, сделал следующий шаг, показав, что для полноценного использования актива не обязательно им владеть вообще. Очевидно, этот подход тоже таит в себе множество рисков. И пузырей на формирующемся рынке наверняка надуется и лопнет ещё немало. Даже такие витрины мировой шеринговой экономики, как Uber или Airbnb, до сих пор продолжают генерировать убытки, испытывая терпение своих инвесторов на прочность. Но всё же пока на развитие этого направления хочется смотреть с оптимизмом.

Парадоксально, но идеология совместного потребления, зародившаяся в недрах капиталистической системы, возвращает человечеству мечту о справедливом социальном устройстве, где "от каждого по способностям и каждому по потребностям". Только если в команд но–административной советской системе в колхозы загоняли ударами прикладов, то теперь люди объединяются во всевозможные ко–… из соображений собственной выгоды. И синергия, возникающая из сложения их усилий, оказывается куда эффективнее

любых аналогов разнарядки и продразвёрстки. Современные «левые», упорно живущие в марксистской парадигме, делая вид, что львиной доли XX века и смены экономических укладов попросту не было, наверняка поднимут эти тезисы на смех. В ответ хочется посоветовать приглядеться к Китаю, который давно уже виртуозно морочит всем голову, внедряя за чугунным идеологическим фасадом самые современные модели, если только они помогают развитию и росту. Так вот, ещё год назад китайцы рапортовали о том, что более 80% компаний в стране практикуют модель "большой шеринг–экономики".