Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock

Кадровый провал: бизнес ищет способы справиться с острой нехваткой персонала

12825
Дарья Дмитриева
6 октября 2021, 07:21

Кризис, отток мигрантов и демографическая яма привели к дефициту рабочих рук на предприятиях Петербурга. Для привлечения сотрудников компаниям приходится идти на дополнительные траты.

В ресторанном бизнесе, розничной торговле и сфере услуг который месяц подряд не могут полностью закрыть вакантные рабочие места. По данным "Зарплаты.ру", за январь–август 2021 года предложение от работодателей увеличилось на 73% год к году. А по отношению к первым 8 месяцам 2019 года количество вакантных мест в организациях выросло более чем в 2,5 раза.

Как отмечает руководитель департамента аналитики "Зарплаты.ру" Юрий Михеев, в случае с ресторанами сильнее всего вырос спрос на поваров: количество размещённых с января по август вакансий оказалось втрое выше, чем в аналогичный промежуток времени годом ранее. В 2 раза вырос спрос на пекарей. Также рестораторы ощущают нехватку курьеров, барменов, специалистов по клинингу. По данным Петростата, среднее зарплатное предложение в ресторанном бизнесе в 2021 году выросло на 23% от уровня 2020–го.

Не менее сложная ситуация сформировалась в ретейле. В пресс–службе hh.ru Северо–Запад уточнили: если в прошлом году на одну вакансию там приходилось почти пять резюме, то в этом — лишь два. Юрий Михеев указывает, что для розничной торговли дефицит кадров — привычное явление, отрасли свойственна высокая текучка кадров и относительно низкие зарплаты.

Угодили в яму

Наиболее очевидно нехватка рабочих рук отражается на сфере услуг. Один из ярких примеров — доставка и сборка мебели. Покупатели в интернете заполняют страницы соцсетей трагикомическими историями о бесконечном ожидании мастера и непредсказуемом переносе сроков. В отдельных случаях магазины вообще не называют точной даты, видимо чтобы не сильно обнадёживать клиента. Нередки и истории, когда оплаченный товар (который тоже требует сборки) привозят за полночь. Причём проблемы возникают не только с крупногабаритными заказами, но и с теми, что легко влезают даже в легковую машину. Компании выкручиваются из ситуации как могут, но обсуждать проблемы не слишком настроены. В частности, многие жалобы покупателей адресованы IKEA, которая в былые времена считалась гарантией европейского качества обслуживания. Но в пресс–службе шведской компании не захотели рассказать корреспонденту "ДП", сильно ли они страдают от нехватки сотрудников и как намерены с этим бороться.

Нередки перебои в доставке товара на пункты выдачи маркетплейсов. Некоторые заказы приходится ждать неделями. В Wildberries сообщили, что в компании открыты десятки вакансий по Петербургу в различных подразделениях.

В "Максидоме" обращают внимание на то, что в период ковидных ограничений сервисы доставки продуктов и товаров стали чрезвычайно популярны. Они получили поддержку от компаний с государственным капиталом, а значит, и возможность работать по инвестиционной бизнес–модели.

"В отличие от частного бизнеса, они могут позволить себе выплачивать зарплаты выше рыночных сотрудникам с более низкой квалификацией. А массовая цифровизация процессов в компаниях привела к росту спроса на IT–специалистов разных направлений. В результате на данный момент мы наблюдаем дефицит линейного персонала и сотрудников из сферы IT", — констатируют представители "Максидома".

Кадровый голод объясняется далеко не только пандемией и оттоком мигрантов из страны. На него влияют и более глобальные процессы.

"Ключевой фактор — демографическая яма. За последнее десятилетие, по данным Росстата, количество человек в возрасте 20–24 лет снизилось почти вдвое — с 12 млн до 7 млн. Это значит, что за персонал на стартовые позиции идёт сильнейшая конкуренция среди компаний. Следующая возрастная категория 25–29 лет тоже переживает спад, а это люди с опытом, которых организации активно нанимают", — подчёркивает руководитель пресс–службы hh.ru Северо–Запад Мария Бузунова.

Отдельные бизнесмены сравнивают ситуацию с периодом 2007–2008 годов, когда наблюдались похожие явления.

В городском комитете по труду и занятости населения "ДП" рассказали, что совместно с Центром занятости и трудовых ресурсов проводят регулярные встречи с бизнесом. Руководители компаний жалуются на нехватку как иностранных работников, так и россиян. Искать себе сотрудников начинают в тех сегментах, на которые раньше внимания не обращали: среди студентов, людей старшего возраста, женщин с детьми. Приходится пробовать и новые форматы трудоустройства (временная занятость, гибкий график).

Что делать?

Выясняя, "кто виноват", можно долго перечислять всех причастных. Но разговоры об этом большой пользы бизнесу не приносят. Куда более актуальным может стать ответ на другой известный вопрос.

Первый вариант, который приходит в голову, касается повышения зарплат. Рост вознаграждений автоматически увеличивает ценность рабочего места для сотрудника.

"Зарплата остаётся основным инструментом. Возможно также расширение функционала и задействование работников на нескольких трудовых участках. При соответствующей мотивации может получиться прообраз эффективных комплексных бригад, распространённых в прежние времена. Опыт их работы изучался в том числе и иностранными менеджерами", — подчёркивает профессор кафедры социальных технологий СЗИУ РАНХиГС Александр Прихач. По его оценке, восстановление рынка труда в прежнем объёме может занять до 3 лет.

По мнению Ольги Чернявской, PR–директора сервиса услуг YouDo, выходом из ситуации будет развитие платформенной занятости, а также предоставление доступа к этим возможностям мигрантам.

В компаниях потребительского сектора сегодня становится нормально нанимать специалиста на пару часов в день, когда в нём реально есть нужда, а в часы спада нагрузки обходиться минимальным трудовым ресурсом. К этому суждению некоторое время назад пришёл основатель сервиса по подбору временных исполнителей для бизнеса в сфере ретейла GigAnt Денис Решанов.

"Парт–тайм персонала всё больше набирает обороты, когда появляется дневная неравномерность. Например, ретейл — это больше вечерний бизнес, когда в магазины ходит существенно большее количество людей, чем с утра. Поэтому и персонала во второй половине дня нужно больше. Почасовой аутсорсинг позволяет эту разницу компенсировать и сэкономить на ФОТ", — указывает он.

К новому для себя способу борьбы с дефицитом персонала прибегли в сети ресторанов "Теремок". Там начали предлагать новым сотрудникам жильё в аренду. По словам директора по персоналу компании в Петербурге Юлии Абраменко, изначально этот инструмент был придуман для иногородних соискателей. Но теперь он пользуется спросом и среди петербуржцев, желающих сменить работу и не имеющих собственного жилья. "Да, это вынужденная мера в борьбе за соискателя. Мы готовы предлагать компенсационный пакет, который будет нас выгодно отличать от других работодателей", — говорит Абраменко.

О создании инструмента, который мог бы помочь бороться с дефицитом специалистов, размышляют в "Ланит–Терком". Генеральный директор компании Вадим Сабашный обсуждал с комитетом по труду и занятости населения возможность сделать сервис подбора персонала на основе данных центров занятости. "Сценарии развития продукта могут быть разные. Например, интеграция баз центров занятости и одного из job–порталов. Другой вариант — разработка дополнительного сервиса по построению карьерного плана, составлению резюме и т. д.", — рассказал он "ДП".

Но пока эти обсуждения не переросли в конкретный кейс. В комитете уточнили, что договорённостей с "Ланит–Терком" о подобном сотрудничестве нет.

Мигранты не разъехались, просто с тяжёлой работы стали уходить туда, где легче труд и выше оплата. Например, в курьеры или водители такси. Рынок труда испытал встряску, понадобилось большое количество неквалифицированных кадров, чтобы удовлетворить спрос. Сложно сказать, во что это выльется. Рано или поздно "Яндекс" запустит доставку дронами, и курьеров понадобится меньше. Но пока ещё спрос и на курьеров не удовлетворён. В строительстве и ЖКХ возник дефицит в результате оттока кадров в другие отрасли. Чтобы ситуация стабилизировалась, необходимо время для срабатывания рыночных механизмов. При этом у нас в стране огромная избыточная занятость. Например, укладывание асфальта по снегу. Количество чиновников низового уровня может быть сокращено где–то вдвое, а где–то (например, в центрах занятости населения) в 10 раз. Эффективность госуправления от этого только увеличится. У нас возникла псевдозанятость: тысячи людей измеряют температуру на входе в различные организации и занимаются раздачей масок и контролем их ношения в общественных местах. А другие тысячи людей контролируют первых. Для экономики нормальна ситуация, когда компании бьются за кадры. Это признак здоровой, растущей экономики. Если кадры подбирать легко — значит, экономика тяжело больна.
Алексей Захаров
Алексей Захаров
основатель SuperJob
На мигрантов в крупных ресторанных холдингах может приходиться до 60% персонала кухни: такая работа требует выносливости. Часть людей ушла в доставку — там меньше стрессовых факторов. Многих сотрудников у нас "украла" стройка. В локдаун она подорожала, там появилось больше денег. Мигранты стали более осмотрительны при выборе работодателя: могут за месяц сменить несколько ресторанов в поисках лучших условий труда и большего заработка. Они поняли, что востребованы, это позволило им увереннее предлагать свои услуги на рынке труда и даже диктовать условия.
Андрей Александров
Андрей Александров
основатель и владелец The Buddy Cafe
Мы связываем активности рынка труда с отложенным спросом, который актуален после локдауна. Тем более что наша — лифтовая — отрасль достаточно узкая, и поиск профильных специалистов занимает определённое время. Но ситуацию сложно назвать кадровым голодом. Это скорее рост конкуренции за соискателей. Выигрывают её те компании, в которых люди видят своё будущее. Мы реализуем программу разнообразия и инклюзивности: при выборе кандидата смотрим только на личные и профессиональные качества, а не на возраст, пол и национальность. Сейчас доля женщин в директорском составе компании составляет 40%, а в среднем руководящем звене — 44%.
Алексей Самкович
Алексей Самкович
директор филиала KONE Россия в Санкт–Петербурге